ШОС переходит на другую орбиту, более высокую
31.07.2015 14:55

Уфимский саммит, как и год российского председательства в Шанхайской организации сотрудничества, получился весьма насыщенным и результативным, а его итоги, вне всякого сомнения, окажут глубокое влияние как на дальнейшее развитие самой ШОС, так и на всю обстановку на евразийском пространстве, в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире в целом.

Мне приятно комментировать весомые результаты саммита ШОС, поскольку с 2011 по 2014 годы я занимал должность Специального представителя Президента Российской Федерации по делам ШОС, являлся национальном координатором России в этой организации и мел непосредственное отношение к подготовке нашего председательства в Шанхайской организации. Я от всей души поздравляю своих коллег в шести странах-участницах этого объединения с общим успехом и горжусь тем, что задуманное нами было столь блестяще претворено в жизнь.

Принципиальную оценку состоявшейся встрече в верхах в рамках ШОС дал на итоговой пресс-конференции Президент Российской Федерации В.В.Путин. Главный вывод: саммит убедительно доказал, что ШОС – влиятельный участник современной системы международных отношений, важный фактор поддержания безопасности и стабильности в регионе, а теперь она все больше и больше становится площадкой для сопряжения различных интересов и продвижения общеконтинентального сотрудничества.

Анализируя более подробно итоги саммита, оглядывая тот путь, который ШОС прошла за без малого пятнадцать лет своего существования, осмысливая задачи, которые встают перед этой организацией в новых условиях, можно однозначно сказать, что ШОС переходит на более высокую орбиту. В этой связи я хотел бы прежде всего отметить принципиальное значение утверждения на заседании Совета глав государств Стратегии развития ШОС до 2025 года. Почему это важно для понимания того, что сегодня происходит? Давайте посмотрим.

Государства-основатели Шанхайской организации сотрудничества принимали решение о создании ШОС в 2001 году в условиях, которые существенно отличались от сегодняшних. Тогда на передний край международной повестки дня и интересов национальной безопасности многих стран вышла проблема терроризма. Это во многом и стало побуждающим моментом к формированию объединения с участием России, Китая и четырех центральноазиатских государств.

Многое было сделано за эти годы, и поставленные тогда задачи сегодня в значительной степени решены. Но мир меняется с такой быстротой, что к остро-актуальным задачам совместного противодействия терроризму, сепаратизму и экстремизму в нынешних условиях добавляются десятки других вопросов. При этом ШОС – и в этом ее огромное достижение – оказалась и на новом витке в высшей степени востребованной региональной платформой для взаимодействия, центром притяжения для тех стран, которые одинаково оценивают угрозы, разделяют оценки возможностей для совместной работы и с общих позиций оценивают важность многостороннего сотрудничества.

Отсюда и значение того шага, который был сделан в Уфе: окрепшая организация в новых условиях формулирует свои цели и задачи на следующее десятилетие. Это важно для ШОС, это важно для партнеров Организации, стремящихся к более тесному взаимодействию с ней, это важно для внешнего мира. ШОС подтверждает преемственность основам своей деятельности, заложенным в Хартии, но одновременно уточняет и конкретизирует свои задачи и направления работы с учетом динамично меняющихся реалий.

Еще одно наблюдение. Если международная структура принимает стратегию сроком на десять лет, четко понимает свой маневр, верстает планы наращивания активности, да еще и расширяется численно, прирастая новыми союзниками, значит, у этой структуры все в порядке. Ее будущее не вызывает сомнений. С ней можно партнерствовать.

Тема расширения ШОС вызвала, пожалуй, наибольший резонанс, и это, в общем, закономерно: впервые с момента создания принято решение об увеличении числа ее участников, состоялся запуск процедуры приема Индии и Пакистана. Момент действительно исторический: в Шанхайскую организацию вступают две крупные страны, два влиятельных "игрока", которые давно стремились в ШОС и приход которых серьезным образом меняет расстановку сил на мировой арене, не говоря уже о "добавленной стоимости", которые Нью-Дели и Исламабад способны привнести в работу Организации.

Как сказал Президент России, вступление Индии и Пакистана расширит возможности ШОС по противодействию современным вызовам и угрозам, существенно повысит ее политический и экономический потенциал. ШОС из "шестерки" превращается в "восьмерку", причем теперь в состав этого регионального объединения будут входит все ключевые страны Евразии. Правда, на это потребуется определенное время – процедура приема новых членов, как и во многих других международных организациях, предусматривает этапность, необходимость присоединения государства-заявителя к целому ряду международно-правовых актов – договоров и соглашений, соблюдение всех формальностей. Поэтому пока, по крайней мере до следующего саммита в 2016 году в Ташкенте, ШОС будет продолжать работать в прежнем составе.

В ШОС давно просится Иран – одна из ведущих региональных держав, которая однозначно видит свое будущее в лоне "региональной семьи". Иран одним из первых стал наблюдателем при ШОС, подал заявку на полноправное членство и последовательно его добивается. Но если в предыдущий период приему Ирана мешали санкции Совета Безопасности ООН (страна, находящаяся под международными санкциями не может претендовать на вступление в ШОС), то теперь, когда урегулирование вопросов, связанных с иранской ядерной программой, - дело, по всей видимости, ближайшего будущего, нельзя исключать, что просьба Тегерана будет вновь рассмотрена и на определенном этапе удовлетворена.

К этому следовало бы добавить, что на саммите было принято еще несколько важнейших решений. Статус наблюдателя при ШОС получила Белоруссия (раньше она была партнером по диалогу), а статус партнера по диалогу был предоставлен Азербайджану, Армении, Камбодже и Непалу. А ведь есть еще целый ряд стран, разбросанных по широкому географическому ареалу от Ближнего Востока до Южной и Юго-Восточной Азии, которые уже обозначили свою заинтересованность в том или ином формате сотрудничества с «шестью». Так что процесс расширения ШОС на этом отнюдь не заканчивается. Но нынешнее расширение – абсолютно беспрецедентное.

Следует обратить внимание на то, что страны, участвующие в ШОС – Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, государства-наблюдатели – Афганистан, Иран, Индия, Монголия, Пакистан, а теперь и Белоруссия, партнеры по диалогу – Турция, Шри-Ланка, к которым присоединились Азербайджан, Армения, Камбоджа и Непал, объединяет не только то, что все они расположены в Азии или на евразийском пространстве. Эти страны являются во многих аспектах единомышленниками. Они проводят независимую внутреннюю и внешнюю политику, отстаивают свое право на развитие с учетом национальных особенностей, придерживаются во многом (не обязательно во всем!) совпадающих подходов к магистральным проблемам современного мироустройства, ключевым глобальным и региональным проблемам. А ШОС с такими ее принципиальным установками, как взаимное уважение суверенитета, невмешательство во внутренние дела, нацеленность на построение подлинно демократических международных отношений, с ее приверженностью идее многообразия моделей и путей развития, плюрализма систем ценностей представляет собой очень равноправную, товарищескую по духу, без давления и диктата, дружелюбную и неконфликтную площадку, где найдется место для всех и где будут максимально учитываться различные интересы.

Олицетворяя собой один из полюсов формирующегося многополярного мира, ШОС стоит на страже основ миропорядка, механизмов глобального регулирования, сложившихся после Второй мировой войны. Это принципиально важный момент. То есть, выступая за новый мир, ШОС не призывает к разрушению того, что было наработано за послевоенные годы. ШОС выступает категорически против расшатывания международной системы, против дестабилизации обстановки, против попыток изменить баланс сил, навязать миру новые, неприемлемые для большинства стран концепции.

Это нашло отражение, в частности, в специальном заявлении, которое главы государств одобрили в связи с 70-летием Победы над фашизмом во Второй мировой войне. В Уфимской декларации ШОС предельно четко сформулированы призывы к укреплению центральной координирующей ООН и повышению роли ее Совета Безопасности в вопросах поддержания международного мира и безопасности, к укреплению системы нераспространения ОМУ. Страны ШОС говорят решительное «нет» планам милитаризации космоса, одностороннему и неограниченному наращиванию отдельными государствами и военными альянсами систем ПРО без учета принципа равной и неделимой безопасности. Они ратуют за создание мирного, безопасного и открытого информационного пространства, за выработку правил поведения в области международной информационной безопасности. Кстати, проект таких правил предложили в ГА ООН несколько лет назад именно государства-члены ШОС, и они готовы вместе с другими странами работать над этим важным документом.

Из повестки дня ШОС никуда не уходит приоритетная тема противодействия вызовам и угрозам безопасности. Да и может ли быть иначе в условиях, когда над всем мировым сообществом нависла черная тень так называемого "Исламского государства"? Не случайно на саммите в Уфе этому спектру проблем было уделено особое внимание, а среди документов встречи выделяются Программа сотрудничества в борьбе с терроризмом и сепаратизмом на 2016-2018 гг., Заявление лидеров по проблеме наркоугрозы и Соглашение о сотрудничестве и взаимодействии государств-членов ШОС по пограничным вопросам.

Продолжают расширяться экономические горизонты ШОС. Все предыдущие годы Шанхайская организация настойчиво и последовательно нащупывала свою нишу на тех направлениях торгово-экономического и профильного сотрудничества, которые содействовали бы укреплению стабильности на шосовском пространстве, позволили бы входящим в это объединение государствам-членам, наблюдателям и партнерам по диалогу реализовать заложенный в нем практический потенциал.

Создание Евразийского экономического союза и выдвижение Пекином концепции "Экономического пояса Шелкового пути" кардинальным образом изменили атмосферу в регионе, повысив градус оптимистических настроений. На фоне повсеместных экономических трудностей – весьма знаменательное явление. Но нужна была организационная структура, которая позволила бы заняться сопряжением обсуждаемых сейчас проектов "Шелкового пути" с уже реализуемыми мерами по развитию евразийской интеграции. И такая структура нашлась: перефразируя известный афоризм, можно сказать: все пути ведут в ШОС.

Напомним, что именно в рамках "шестерки" на протяжении более десяти лет предпринимались усилия по налаживанию взаимодействия в области автомобильного транспорта, транзитных перевозок, по линии таможенных служб. Сначала это были "пристрелочные", осторожные шаги – ведь ШОС изначально была в большей степени нацелена на решение вопросов безопасности. Но затем действия на экономическом "фронте" стали принимать все более решительный характер. Деловой совет и Межбанковское объединение ШОС активно занялись проектной деятельностью, запустили ряд интересных начинаний. Был сформирован Энергетический клуб. Как грибы после дождя, на пространстве ШОС стали возникать мультимодальные транспортно-логистические комплексы, появилась потребность "вписать" их в общерегиональный экономический контекст.

Думается, что логика взаимозависимости экономик евразийского региона рано или поздно сведет все эти процессы воедино. При этом нетрудно заметить, что основные маршруты как традиционного, так и современного "Шелкового пути" пролегают как раз через территорию ШОС: северный – через Казахстан и российский Южный Урал, центральный – через Среднюю Азию, южный – через Индию, Афганистан, Пакистан, Иран и Турцию. Все эти страны имеют тот или иной статус в Шанхайской организации сотрудничества. И все они заинтересованы в том, чтобы регион ШОС был стабильным и процветающим.

Прошедший саммит в Уфе запомнился еще и тем, что он собрал на берегу реки Белой полтора десятка глав государств, которые не преминули воспользоваться такой уникальной возможностью для проведения двусторонних и многосторонних встреч. У Президента России таких встреч состоялось больше десяти, у других лидеров – наверняка не меньше. Содержательной была встреча в формате "Лидеры БРИКС – лидеры ЕАЭС и ШОС". Чем не новый формат для обсуждения крупных проблем глобальной и региональной повестки дня? Внимание многих было приковано к долгожданной встрече премьер-министров Индии и Пакистана – Нарендры Моди и Наваза Шарифа. В трехстороннем формате впервые побеседовали высшие руководители России, Китая и Монголии.

В западных комментариях по поводу саммитов ШОС и БРИКС было немало ехидства. Можно относиться к этим организациям как угодно, но теперь уже никуда их не деть - не получится. Они чем дальше, тем больше задают тон международному развитию. Это – факт.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=14419