«Китайская мечта» вписывается в интересы ЕврАзЭС
05.04.2018 15:10

Конференция «Проблемы на пути сопряжения Евразийского союза и инициативы «Пояс и путь» Китая» прошла в рамках Московского экономического форума. Ее открыл председатель Комитета Совета Федерации по экономической политике, председатель Общества российско-китайской дружбы Дмитрий Мезенцев. «Московский экономический форум собрал серьезный состав специалистов и экспертов. Символично, что в главном здании Российской академии наук обсуждаются вопросы взаимодействия Евразийского экономического союза и программы «Одного пояса - одного пути», - сказал Мезенцев. Эта тема сегодня еще более актуальна с учетом тех сложных дней, которые переживают экономисты, промышленники, бизнес-объединения и правительства США и КНР в рамках новой практики отношений и введения ограничительных мер по экспорту-импорту товарных групп, прежде всего сырьевых».

В ходе конференции участники обсудили, какие именно составляющие инициативы проекта «Пояс и путь» отвечают национальным интересам России и других участников ЕврАзЭС, проанализировали возможности для экспорта из России и других стран объединения, а также в целом те новые перспективы, которые открывает реализация долгосрочного плана «китайской мечты».

Период, прошедший после 2013 года, когда в Пекине было объявлено о Концепции Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути 21 века («Один пояс-один путь»), показал реальную востребованность инициативы. Сегодня она получила поддержку со стороны более 100 стран мира и международных организаций. Свыше 40 государств и международных организаций подписали с Китаем соглашения о сотрудничестве. В странах, расположенных вдоль Шелкового пути, сегодня проживает 60% населения земного шара, они производят 30% глобального ВВП.

Но что имеется в виду под Концепцией «сопряжение Евразийского союза и Экономического пояса Шелкового пути»? Как считает Сергей Глазьев, «смысл сопряжения — совместные инвестиции в точки роста, в которых существует возможность соединить конкурентные преимущества китайских, российских и других компаний, что создаст основу для вывода взаимной торговли на новый уровень». Прежде всего, подразумевается проведение скоординированной политики, направленной на устранение административных, технологических и экономических барьеров, создание современных Межрегиональных мультимодальных логистических центров и хабов.

Когда в 2013 году Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о стратегии строительства экономических коридоров развития в Центральной и Южной Азии – «Экономического Пояса Шелкового Пути», Россия не проявила интереса к участию в проекте. Китай начал энергично продвигать проект через подписание двусторонних соглашений об участии со странами Центральной и Южной Азии и заключать соглашения о создании зон свободной торговли.

Только в мае 2015 года в Москве было сделано Совместное заявление России и Китая о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Документ ориентирует стороны на дальнейшее развитие двустороннего торгово-экономического сотрудничества, более широкую промышленную кооперацию, углубление инвестиционного и финансового взаимодействия. Он ставит задачу оптимизации региональных производственных сетей, укрепления международной транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок, последовательного продвижения к созданию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Китаем.

КНР определила три транспортных направления проекта, отвечающих стратегии развития Китая на долгосрочную перспективу: южный — через Пакистан к глубоководному порту Гвадар, который соединит наземный проект с морским. Еще один - центральный — через Казахстан и страны Центральной Азии к Ирану. И, наконец, - северный, путь которого проляжет через территории Казахстана и России. Параллельно с северным маршрутом реализуется Транскаспийский МТМ через Казахстан, Азербайджан и Грузию (правда, в случае с последней страной существуют некоторые проблемы). В последние месяцы сформировалось еще одно направление Шелкового пути – вдоль берегов Северного Ледовитого океана.

Европейская комиссия, ознакомившись с проектом, назвала его «незрелым интеграционным проектом со множеством противоречий». Подобное мнение ЕС только добавило доводов в пользу сопряжения с ЭПШП.

Эксперт Евразийского клуба МГИМО ЕАЭС Ольга Подберезкина считает, «странам Евразийского союза нужны инвестиции в крупные инфраструктурные проекты, которые приведут к созданию новых рабочих мест и повышению внутренней региональной интеграции». Кроме того, санкции и давление со стороны Запада требуют перенаправления экономических и финансовых связей на Восток. Среди основных преимуществ сопряжения с ОПОП, по мнению Подберезкиной, и то обстоятельство, что «страны ЕврАзЭС исчерпали первоначальный эффект от создания общего рынка с ликвидацией пограничных барьеров. Странам Союза нужны инвестиции в крупные инфраструктурные проекты, которые приведут к созданию новых рабочих мест и повышению внутренней региональной интеграции».

Концепция не является случайной, считает доктор исторических наук Константин Кокарев, руководитель Центра Азии и АТР. «Концепция «Один пояс - Один путь» соответствует общим созидательным, а не конфронтационным тенденциям регионального и глобального развития, - считает ученый. - Она отвечает интересам стран, стремящимся укрепить собственный потенциал ресурсом этого трансконтинентального проекта. Это - проект большой политической и экономической важности. Он способен оказывать непосредственное влияние на глобальную политику и мировую финансово-экономическую систему помогать решению ряда важных проблем, стоящих перед мировым сообществом».

На сегодняшнем этапе инфраструктурное строительство - ключевая тема сотрудничества. «Для нас это важно еще и потому, что российские транспортные магистрали пока обеспечивают, к сожалению, не более 5-7% потенциального объема евразийского рынка транспортно-логистических услуг, - считает Константин Кокарев. - Поэтому в конкретных планах сопряжения Евразийского экономического союза и «Шелкового пути» желательно учитывать возможности Транссибирской железнодорожной магистрали в интересах подъема сибирских и дальневосточных регионов нашей страны».

Создание интегрированных высокоскоростных транспортных систем должно способствовать развитию нового технологического уклада, который обеспечит дальнейший экономический рост государства, считают российские ученые. Важными представляются не только транспортно-логистические и торговые аспекты взаимодействия, но и сотрудничество в производственной сфере, включая ее высокотехнологичную составляющую. Надежной основой сотрудничества должен стать взаимный деловой интерес партнеров, научно-техническая кооперация и привлечение инвестиций в инновационное развитие.

Способствовать сопряжению будут и переговоры между странами Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в рамках которых готовится соглашение об экономическом континентальном партнерстве, подразумевающем и зону свободной торговли.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=18242