Три года борьбы и побед
09.10.2018 11:06

Три года назад Россия начала военную операцию в Сирии. Этот шаг продемонстрировал, что борьба с терроризмом для Москвы является абсолютным приоритетом внешней политики. Более того, российское руководство ясно дало понять, что Устав ООН — это не какая-то морально устаревшая бумажка, а документ, который по-прежнему обязывает играть по определенным правилам. И прежде всего это касается недопустимости свержения законных властей, если вдруг у кого-то возникла такая прихоть. Причем это было сделано, когда в регионе уже начался эффект домино: законные правительства пали в Тунисе, Египте, Ливии и Йемене, а весь регион надолго опустился в пучину политической нестабильности и гражданских войн.

Что касается Сирии, то к 2015 году было очевидно: еще немного и эта страна пополнит ряды жертв бушевавшей на Ближнем Востоке «арабской весны». Правда, с одним существенным отличием. Дамаску светила перспектива стать столицей террористического псевдогосударства под руководством ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России). К сентябрю боевики этой организации, а также «Джабхат ан-Нусры» (деятельность организации запрещена в России) и других экстремистских структур контролировали полностью или частично провинции Дамаск, Хама, Хомс, Алеппо, Дейр-эз-Зор, Идлиб и ряд других. При этом международная коалиция по борьбе с терроризмом во главе с США фактически молча наблюдала за наступлением боевиков и делала вид, что не замечает происходящего.

В таких условиях и началась российская военная операция. Теперь, спустя три года, Москва на деле доказала, что способна не просто воевать, но делать это за сотни километров от собственных границ и успешно противостоять натренированным бойцам, имеющим за плечами четырехлетний опыт боевых действий, получающим оружие, припасы, медикаменты и другую помощь из ряда западных и восточноевропейских стран, а также государств Ближнего Востока и Северной Африки. Территории, которые удерживают террористы ИГИЛ, сократились до 2-3% от общей площади Сирии. Бои против недобитков уже на протяжении более полугода ведут курды при поддержке американцев. Почему так долго — вопрос отдельный. Но уже сейчас многие районы страны полностью безопасны, там идет восстановление разрушенных домов, заводов и инфраструктуры. К себе домой из-за рубежа — правда, пока в относительно небольшом количестве — потянулись беженцы. По данным Министерства обороны России, в свои дома в Сирии вернулись около 1,5 миллиона человек.

Между тем даже спустя три года непрекращающихся боевых действий и несмотря на очевидные успехи, России все еще рано расслабляться. Речь идет прежде всего о провинции Идлиб, где по-прежнему действуют десятки тысяч боевиков. Пока урегулирование ситуации в том районе диктуется российско-турецкими договоренностями. Вскоре там появится демилитаризованная зона, откуда будут выведены радикалы с тяжелым вооружением. Что потом - вопрос открытый.

Смирятся ли тысячи вооруженных исламистов с поражением, смогут ли удержаться от новых атак на жителей окрестных городов, прекратить кровавые столкновения между собой и решить тяжелейшие гуманитарные проблемы жителей провинции Идлиб? Приблизит ли существование «террористического анклава» политическое урегулирование и перспективы мирной жизни для сирийцев? Ответы на эти вопросы дадут ближайшие месяцы, но уже сейчас ясно одно: в Сирии удалось положить конец расползанию терроризма на Ближнем Востоке и повернуть вспять процесс дестабилизации всего региона. В конечном итоге, как заявил на днях глава МИД России Сергей Лавров, вариантов всего два: «террористы должны быть уничтожены либо они должны понести заслуженное наказание и быть преданы суду».

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=19501