Позиции стран ШОС на переговорах вокруг Афганистана
16.01.2019 10:18

Ситуация вокруг Исламской Республики Афганистан продолжает активно развиваться. Это связано, как с внутриполитическими, так и внешнеполитическими факторами. Переговорный процесс с движением «Талибан» (запрещено в РФ) продолжается. Ряд внешнеполитических игроков поддержали диалог с радикальной оппозицией. Между тем, внутри Афганистана наблюдается серьезная оппозиция идее переговоров с талибами.

С точки зрения геополитики и экономики, наиболее влиятельными страны в Афганистане - США, Пакистан, Россия, Индия и Иран. К слову, большинство из них являются государствами-членами или партнерами по диалогу ШОС, что еще раз говорит о влиянии этой организации. Другой член ШОС - Китай -также имеет определенное геоэкономическое влияние в Афганистане.

О положительном отношении к идее переговоров с талибами России, США и Пакистана хорошо известно.  В конце декабря президент Владимир Путин подержал идею переговоров с «Талибаном».

«Проводятся переговоры с талибами. Может быть, это и неизбежно, надо только понять предмет этих переговоров, к чему они приведут. Если есть реальная сила, которая контролирует значительную часть территории, с ней надо считаться», - заявил Путин.

Летом 2018 года государственный секретарь США Майк Помпео заявил в Кабуле, что Вашингтон готов участвовать в мирных переговорах властей Афганистана с членами радикального движения «Талибан».

«США будут поддерживать, содействовать и участвовать в мирных переговорах, но мира должны достичь сами жители Афганистана», - сказал американский дипломат.

Отношение Пакистана к талибам и вовсе не нуждается в упоминании. Исламабад стоит за создание радикального движения и продолжает поддерживать его по сей день. В середине декабря премьер-министр Имран Хан поддержал переговоры с талибами и пообещал оказать содействие этому процессу.

Влиятельный советник премьера по национальной безопасности Сартадж Азиз на заседании Совета по международным делам в Вашингтоне признавался: «Руководство афганского движения «Талибан» находится в Пакистане. Они и их семьи получают от нас всю необходимую, в том числе и медицинскую, помощь». По словам советника премьер-министра южноазиатской страны, это обстоятельство позволяет пакистанской стороне оказывать влияние на организацию в том числе путем привлечения этого движения к диалогу с официальным Кабулом.

Что касается двух других игроков, Индии и Ирана, то они занимали фактически прямо противоположную позицию. Тегеран и Дели видели в талибах своих противников и выступали против идеи переговоров, однако в последние месяцы ситуация в корне изменилась.

Однако эта история продолжает развиваться, как внутри страны, так и за его пределами. Так, председатель комиссии по национальной безопасности и внешней политике Ирана Хашматулла Пише призвал к сотрудничеству с «Талибаном» в борьбе с ИГ (запрещено в РФ). Политик подчеркнул, что подобные высказывания вовсе не означают дружеское расположение к террористам, а всего лишь говорят о необходимости ситуативного сотрудничества.  

«В этой ситуации мы считаем необходимым сотрудничество с талибами против растущего влияния ИГ в Афганистане», — отметил Пише. Ранее с подобными заявлениями выступил и другой высокопоставленный иранский деятель. Движению «Талибан» должна быть отведена роль в будущем афганском государственном управлении, но эта роль не должна быть определяющей, заявил иранский министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф.

Теперь перейдем к внутриполитическому фактору, который влияет на ситуацию вокруг Афганистана. Глава исполнительной власти - премьер-министром Абдулла Абдулла в последние месяцы был неактивен и избегал излишней публичности - что называется, залег на дно. Однако накануне он опубликовал официальное заявление, что на данный момент движение «Талибан» не продемонстрировало искреннего желания заключить мирное соглашение с центральным правительством и положить конец продолжающейся в стране войне. Абдулла Абдулла призвал партии и политические организации Афганистана воздержаться от переговоров и заключения каких-либо соглашений с движением «Талибан. То есть таджикские и отчасти узбекские круги Афганистана по-прежнему выступают против перемирия и переговоров с талибами. Их позиция не изменилась ни под давлением США, ни других региональных акторов.

Несмотря на позицию национальных меньшинств, США продолжают переговорный процесс. Спецпредставитель США по афганскому урегулированию Залмай Халилзад активно разъезжает по мусульманским странам, посещает Китай, Индию и, скорее всего, скоро посетит и Россию.

Таджики, узбеки и хазарейцы Афганистана не хотят переговоров, и бояться интеграции талибов в политическую жизнь Афганистана. Эти народы пострадали от правления радикалов в 1990-х. годах и не хотят повторения этого. В связи с этим, кажется, что наиболее оптимальный выход из сложившейся ситуации предоставление гарантий этим народам со стороны международных посредников переговорного процесса. Нужно понимать и другое. С 2001 года, с момента уничтожение режима талибов, таджики, узбеки и хазарейцы усилились, а их роль в политике Афганистане никогда не была столь внушительной. Представить себе повторение того, что было во время правления талибов практически невозможно.

В любом случае, переговорный процесс – это меньшее из зол. И он продолжается, несмотря на все сложности.  И можно утверждать, что роль России, Индии, Пакистана и Ирана только усиливается.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=20386