Турция получила российское оружие
31.07.2019 10:43

Точное и своевременное выполнение обязательств Москвы можно рассматривать как значительную веху в развитии комплексных связей с Анкарой. Подписанием военного контракта с Россией Турция пошла на преднамеренное обострение отношений с США и другими государствами Атлантического альянса.

Создается впечатление, что в Вашингтоне до конца не верили в результативность начатых в 2017 году турецко-российских переговоров по «Триумфу»: вначале это выглядело как проказа обидевшегося ребенка, у которого отобрали любимую игрушку. Прежний глава Белого дома Барак Обама категорически отказался поставить Турции американскую систему ПВО «Пэтриот» и передать часть технологий для совместного производства этого комплекса.

Переговоры с Францией и Германией об участии Турции в разработке и производстве перспективного европейского зенитного комплекса также не увенчались успехом. Таким образом, все пути получения этого вида оружия у своих союзников по НАТО для Анкары были отрезаны, и президенту Эрдогану ничего не оставалось, как попробовать закупить его в России.

При этом следует отметить, что первые консультации с Россией по данному вопросу начались в 2017 году практически сразу после неудавшейся попытки государственного переворота в Турции, в котором участвовали американцы. По этой причине решение Эрдогана носило, в том числе, и политическую подоплеку.

Администрация США  поверила в возможность реализации военного контракта только после совершенной Турцией предоплатой, и в качестве ответной меры на упорство Анкары сначала обвалило турецкую валюту, нанеся чувствительный удар по экономике в расчете на то, что турки все же образумятся и в последний момент откажутся от сделки с Россией. Но нужно знать национальный менталитет турок.

Турция заключила контракт с Россией на исключительно выгодных для себя финансовых и экономических условиях, не теряя полной промышленно-производственной зависимости от партнера.

 Приобретение российского комплекса ПВО, превосходящего по своим боевым и техническим характеристикам все известные западные аналоги, обойдется примерно в два раза дешевле американского «Пэтриота». При этом нужно учитывать то, что Москва согласилась предоставить Анкаре кредит под данный заказ в размере половины от его полной стоимости в $2,5 млрд.

Во-вторых, Турции поставлен не экспортный комплекс, а тот, который стоит на вооружении российской армии. При этом на турецких предприятиях военной промышленности будет развернуто совместное с Россией производство некоторых комплектующих «Фаворита» по российским технологиям. Именно этот факт стал краеугольной основой двустороннего сотрудничества и того политического направления, которое проводится турецким руководством на протяжении последних нескольких десятков лет.

Турция активно участвовала в разработке американского многоцелевого истребителя пятого поколения F-35 и в качестве компенсации рассчитывала закупить 16 машин данного типа. США отложили в 2018 году на неопределенный срок передачу турецким ВВС первых двух самолетов из-за контракта с Россией. И перспективы получения турками этих машин в настоящее время стали довольно призрачными.

В целом американо-турецкие разногласия только возрастают. Так, американцы всеми средствами противятся снять свой контроль над северо-восточными районами Сирии и позволить туркам создать здесь «зону безопасности» глубиной до 40 км от турецкой границы. Руководство Турции сейчас, похоже, только демонстрирует негодование по этому поводу, на самом деле получая и в этом свою выгоду. Однако данная тема для другого материала.

Так или иначе, но сделка с Турцией отвечает экономическим и политическим интересам России. Она стала качественным дополнением газового контракта и уже реализуемого соглашения по строительству атомной электростанции.

В ответ на замораживание поставок F-35 в Анкаре рассматривают возможность приобретения аналогичных самолетов в России. Проявляется растущий интерес к налаживанию совместного производства отдельных образцов вертолетов и бронетанковой техники. В случае достижения договоренностей и реализации проектов можно рассчитывать на установление искренних доверительных отношений между странами, что непременно будет способствовать установлению мира и стабильности в крупном по территории и стратегически важном регионе Ближнего и Среднего Востока.

Но это только надежды и предположения. Они пока остаются призрачными и трудно достижимыми.    

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=22173