«Сообщество единой судьбы человечества»: утопия или неизбежность
20.01.2021 10:50

 

Сообщество единой судьбы человечества» - фраза, которая, прежде всего, ассоциируется с именем Си Цзиньпина.  В последние годы она стала играть центральную роль в политическом дискурсе Китая.  Однако само по себе выражение «сообщество единой судьбы» не является чем-то новым.  В разное время фраза не раз использовалась лидерами и политиками разных стран.

 Встречалась она и в работах ученых, экономистов, анализировавших процессы глобализации. Звучала и в докладе предшественника Си Цзиньпина Ху Цзиньтао на 17 съезде КПК в 2007 г., когда он говорил о тесных, кровных связях с Тайванем.  А в 2012 г. на 18 съезде КПК Ху Цзиньтао фразу расширил, добавив «человечество», чтобы подчеркнуть мысль о том, что у человечества есть только одна планета для совместного проживания, и что необходимо формировать «сознание сообщества единой судьбы человечества».

  После 18 съезда эту идею стал активно развивать Си Цзиньпин, доведя ее до уровня полноценной концепции и более того – «китайского проекта». В 2018 г. в рейтинге 10 самых популярных фраз года, по мнению китайского лингвистического журнала «Яо вэнь цзяо цзы», выражение «сообщество единой судьбы человечества» оказалось на первой строчке.

Разговор о концепции начать, пожалуй, следует с ее названия, поскольку точный перевод, прежде всего, на английский язык избавил бы от части проблем, связанных с ее восприятием   в мире. Итак, по-китайски она звучит так: “renlei mingyun gongtongti", и если переводить дословно, то получается: «сообщество человечества, определенное ему судьбой». Слова «единой» здесь нет. Мировая общественность в основном формировала свое отношение к концепции по английскому варианту, который выглядит следующим образом: “community of common destiny for mankind”, что переводится как «сообщество единой (общей) судьбы человечества».

 В последнее время китайцы в своих англоязычных СМИ стали нередко использовать формулировку “community of shared future for mankind”, что можно перевести как «сообщество общего будущего человечества».  Слово «судьба» исчезло. (Заметим, что из оригинала оно никуда не делось).   Почему?  Главным образом из соображений политкорректности, идя навстречу тем, кого «единая судьба», предлагаемая Китаем, пока настораживает.

  Но не только. Существует и объективная трудность адекватного понимания смысла оригинала, которая возникла при переводе на английский язык.  Дело в том, что китайский язык грамматически так устроен, что точного понимания сразу, из одной фразы, одного словосочетания получить зачастую невозможно, нужен контекст, пояснения. В каком-то смысле это вообще проблема языка как такового.  Поэтому и говорят, что самое трудное при ведении дискуссии – это договориться о терминах. Так вот, в данном случае трудность заключается именно в слове «судьба» (mingyun). Без него все было бы проще: «человеческое сообщество», или «сообщество человечества». «Судьба» же превратила все словосочетание в такое, которое предполагает домысливание. Так и произошло, «единая судьба» - это интерпретация, домысливание.  Насколько удачное? Пожалуй, относительно удачное. Относительно, поскольку, как уже отмечалось, сами китайцы стали в последнее время использовать выражение «сообщество общего будущего для человечества». Это говорит о том, что и им самим не удается точно выразить суть идеи.

При этом хотелось бы надеяться на то, что их трудности связаны лишь с переводом, а не с самой идеей. Но, похоже, что это не так.   Отчасти, это объясняется тем, что автор концепции постоянно углубляет и расширяет ее.    Забегая вперед, отметим, что после многолетних усилий, как самого Си Цзиньпина, так и многочисленных китайских политологов, направленных на пропаганду концепции как внутри Китая, так и за его пределами, окончательной ясности среди политиков и даже китаистов в мире так и не достигнуто.

После того, как мы попытались разобраться со сложностями перевода, так сказать, сложностями первого уровня, перейдем к сути вопроса.  В рамках данной статьи невозможно развернуто изложить всю концепцию в деталях, поэтому ограничимся самым главным. Сначала о причинах ее возникновения и основных вехах формирования.   Причин, собственно, две.  Первая: трезвый анализ ситуации в мире китайским руководством и лично Си Цзиньпином.  Вторая: желанием Китая повысить свою роль в международных делах, привести ее в соответствие с новым самоощущением, своими новыми, возросшими возможностями.

Считается, что презентацией концепции как глобального проекта явилось выступление Си Цзиньпина в Московском государственном институте международных отношений в 2013 г., в котором он призвал к совместным усилиям в строительстве мирового сообщества, скрепленного общей судьбой.    Внимание в мире к концепции значительно возросло после его выступления в ООН в 2015 г. В своей речи Си Цзиньпин говорил о необходимости строить новый тип международных отношений, основанный на сотрудничестве, в котором выигрывают все.

 К 2017 г.  в китайских партийных СМИ фраза «сообщество единой судьбы человечества» стала наиболее часто используемым термином в политическом дискурсе КПК.   А после 2017 г., когда Си Цзиньпин в своем докладе на 19 съезде КПК призвал не только строить сообщество единой судьбы человечества, но и способствовать реформированию глобальной системы управления, она стала привлекать к себе все большее внимание в мире, по крайней мере, среди специалистов. Кульминацией же триумфального шествия концепции по Китаю можно считать принятие поправки в Конституцию КНР в 2018 г., где в статью о развитии отношений со странами мира была добавлена фраза «продвигать строительство сообщества единой судьбы человечества».

О самой концепции.  По мнению автора статьи, идеологически концепция представляет собой конструкцию из двух частей. Первая – рациональная, построенная на анализе ситуации в мире, который показывает, что цивилизация вышла на такой уровень своего научно-технического развития, когда весь мир неизбежно превратился в одно сообщество.  Такова реальность, такова судьба. Все зависят друг от друга, хотят они этого или нет. Все в одной лодке. Для эффективного реагирования на вызовы, которые затрагивают всех: терроризм, изменение климата, экологические проблемы, эпидемии и многое другое – необходимо действовать совместно, реформировав устаревшую модель управления мировым сообществом. Если раньше Запад принуждал мир к тому порядку, который определялся им, прежде всего США, то теперь предлагается создать глобальное сообщество на основе «многосторонности». Другими словами, заменить однополярный мир многополярным.

 Вторая часть – духовная, опирается на классические идеалы китайской политической культуры, прежде всего, конфуцианской. Для подтверждения этого, пожалуй, лучше всего воспользоваться словами самого Си Цзиньпина, который на встрече с иностранными деятелями после 19 съезда КПК сказал: «Человечество все больше превращается в сообщество типа «в тебе есть я, во мне есть ты», когда ни одно государство не может существовать благополучно без других, поскольку проблемы носят глобальный характер, затрагивают всех.   …Именно идея о том, что все жители Поднебесной (тянь ся) – это одна семья, должна привести всех людей Земли к тому, что мы сможем обняться, понять друг друга, создать общую почву, отодвинув различия. Вместе мы должны стремиться создать сообщество единой судьбы человечества».

За семь лет своего существования концепция превратилась в одну из главных составляющих частей идеологии КПК. Получила ли она признание за пределами Китая? Несомненно, но не у всех. У многих она   вызывает сомнения, подозрения, а порой встречает и сопротивление.  

Коронавирусный кризис 2020 г. позволил многое оценить по-новому, увидеть то, что прежде можно было скрывать или игнорировать. Он обнажил застарелые страхи, взаимное недоверие, националистические инстинкты, присущие современной цивилизации. Он внес также и определенную ясность в вопрос о «сообществе человечества».

Для Китая пандемия явилась убедительным подтверждением правильности концепции. Однако   для некоторых стран она стала подтверждением их подозрений в отношении Китая.  Так, Европа нашла помощь КНР в борьбе с вирусом ненадежной.  Многие действия Китая в мире были интерпретированы как попытки Китая продвигать собственные интересы с помощью кризиса, который «сами и создали».

Еще более серьезные причины для того, чтобы усомниться в искренности Китая и его готовности решать мировые проблемы по-новому, вызвали действия Китая в 2020 г. в Азии при решении спорных вопросов с соседними странами, а также политика в отношении Гонконга.   На Западе и в некоторых странах Азии утвердилось мнение, что реальные намерения Китая далеки от красивых идей Си Цзиньпина, поэтому верить Китаю нельзя, а концепция о «сообществе» является лишь прикрытием для достижения китайским руководством своих корыстных целей. Китай – опасный соперник, поэтому нужно готовиться к противостоянию.

            Вместе с тем, нельзя не признать, что немало в мире и тех, кто склонен Китаю доверять, разделяет идеи концепции и с надеждой смотрит на Китай.  Но и для них остается открытым вопрос: «сообщество единой судьбы человечества» - утопия или неизбежность? Это непростой вопрос.  Однако можно констатировать: неизбежность очевидна.

            Впрочем, сообщество как таковое уже существует.  Проблема же в том, что сообщества бывают разные, в том числе и деструктивные. Если объективно смотреть на ситуацию, то становится ясным, что перестройка модели глобального взаимодействия неизбежна. Но это перестройка механизма, для этого необязательно создавать сообщество Единой семьи человечества, о котором говорит Си Цзиньпин. Создать такое идеальное сообщество в современном мире нереально. Это утопия. Реальным пока является сообщество «других», не требующее общих, ценностей.  Но и для этого человечеству требуются «подсказки» в виде суровых испытаний, подобных эпидемии прошлого года.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=26451