Что завтра баррель нам готовит
25.06.2021 18:32

Ситуация на мировом рынке «черного золота» остается малопредсказуемой и весьма волатильной. Биржевые котировки нефти сорта Brent во второй декаде июня протестировали рубеж в $75 за баррель, однако затем откатились вниз – ближе к $72. Локальная коррекция – результат последних действий Федеральной резервной системы (ФРС) США, объявившей о целевых мерах по укреплению доллара.

 Однако утром 22 июня «бочка» снова стала стоить выше $75. Этот уровень – максимальный с весны 2019 года.  Превалирование «бычьих» настроений на биржах связано с отсрочкой ожидаемого появления новых объемом нефти из Ирана на глобальном рынке из-за вероятного затягивания международных переговоров о перезапуске иранской «ядерной сделки». Причем риск провала диалога возрос. Главная причина этой угрозы – состоявшиеся 18 июня президентские выборы в Иране, которые выиграл считающийся консерватором председатель Верховного суда Эбрахим Раиси. Уходящий с поста лидер Ирана Хасан Роухани уже поздравил своего преемника с победой.

Тем не менее российская дипломатия рассчитывает на то, что итоги выборов президента Ирана в конечном счете положительно повлияют на переговоры Совместной комиссии Ирана и международной «пятерки» (Россия, Великобритания, Германия, Китай и Франция) по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. В частности, об этом 21 июня заявил агентству «ТАСС» спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов.

СВПД были принят в 2015 году и предполагал снятие санкций в обмен на ограничение ядерной программы Ирана. В мае 2018 года США объявили об одностороннем выходе из нее и восстановлении жестких санкций в отношении Ирана. ИРИ же ответила поэтапным сокращением своих обязательств в рамках соглашения, отказавшись от ограничений в ядерных исследованиях и программы по уровню обогащения урана.

20 июня состоялся уже шестой раунд переговоров по СВПД (переговоры по восстановлению СВПД проходят в Вене с апреля). Вполне возможно, что следующий раунд может стать финальным. По крайней мере такой позиции придерживаются иранские переговорщики. При этом порой происходят информационные утечки о том, что в Вене достигнута договоренность о снятии секторальных санкций с Ирана, в том числе на экспорт нефти. Белый дом пока воздерживается от официальных комментариев на это счет. 

В то же время советник американского президента по национальной безопасности Джейк Салливан заметил, что финальное слово на предмет возвращения Иран в «ядерную сделку» и «взятие страной обязательства в соответствии с международным правом» — за Верховным лидером Ирана, а не за президентом (Салливан здесь прав: в руках Верховного лидера действительно сконцентрированы значительные властные полномочия. К примеру, в соответствии с конституцией он определяет политический курс Ирана и следит за тем, чтобы страна ему следовала).

Администрация Белого дома, по данным издания Axios, не хочет затягивать «ядерные» переговоры до августа, когда должна состояться инаугурация Эбрахима Раиси. Он давно находится под санкциями США ввиду обвинений в вынесении смертных приговорах политическим заключенным в 1988 году.

Раиси поддерживает Верховный лидер Исламской Республики Иран аятолла Али Хаменеи. Многие граждане ИРИ считают Раиси наиболее вероятным приемником Хаменеи. И он уже декларирует, что не готов к либеральным шагам, особенно в части налаживания диалога с Вашингтоном. Эбрахим Раиси заявил, что не намерен встречаться с Джо Байденом по поводу снятия санкций с Ирана. «Иран не намерен встречаться с президентом США для обсуждения снятия санкций с Тегерана», — сказал Раиси 21 июня в ходе пресс-конференции. «Мое предложение властям США — как можно скорее вернуться к выполнению своих обязанностей и снять с Ирана санкции. Они должны продемонстрировать свою искренность», — заключил он.

Предсказать развитие ситуации по СВПД сложно – компромисс обоюдно важен. Иран нуждается во внешних инвестициях и снятии экономической блокады для наращивания экспорта углеводородов (согласно июньскому докладу Международного энергетического агентства (МЭА) ИРИ в случае отмены санкций может в 2022 году увеличить нефтедобычу до 3,8 млн баррелей в сутки и стать крупнейшим источником роста добычи нефти в мире), а США и «пятерка» стремятся получить гарантии сворачивания Тегераном программ по обогащению урана.

Кроме того, сегодня дорогой баррель хотя и выгоден североамериканским сланцевым добытчикам нефти, для экономики США в целом – это отнюдь не позитивная история. Традиционное подспорье для развития национальной экономики – «дешевый галлон». Джо Байден пока не обращает особого внимания на нынешние высокие котировки нефти (что контрастирует с действиями его предшественника – Дональда Трампа, который часто публично призывал ОПЕК в «бычьи» периоды на сырьевом рынке «прекратить сговор и снизить цену нефти»). Снятие же санкций с Ирана способно их заметно скорректировать вниз. Но пока вероятное появление дополнительной иранской нефти не сильно пугает рынок – очевидно трейдеры сомневаются в том, что новая сделка будет вскоре заключена. Тем не менее, ОПЕК+ должен держать это обстоятельство в уме. В следующий раз участники альянса обсудят ход соглашения по ограничению добычи 1 июля.

Важно оценивать рынок нефти и с позиций динамики восстановления спроса. МЭА, к примеру, ожидает доковидного уровня потребления нефти к концу 2022 года. Оптимизм в части победы над коронавирусом пока превалирует в настроениях трейдеров. Тем не менее, эффект от развернутых прививочных кампаний пока весьма посредственный. Пандемия в ряде регионов планеты продолжается из-за мутаций, а ученые открывают новые агрессивные штаммы вируса. Дальнейший подъем мировой экономики напрямую будет зависеть от результатов борьбы с COVID-19.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=27633