Куда потечет “голубое топливо” Туркменистана
31.08.2021 18:10

     6 августа лидер Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов выступил на Консультативной встрече глав государств Центральной Азии. Поприветствовав прибывших в Туркмению президентов Казахстана, Киргизии, Таджикистан и Узбекистана, он продолжил говорить преимущественно об аспектах кооперации в энергетической сфере. В частности, президент отметил, что «партнёрство в энергетичес­кой сфере необходимо осуществлять посредством активного и полноформатного участия всех без исключения государств Центральной Азии, и оно должно быть нацелено на создание мощной энергетичес­кой инфраструктуры как внутри региона, так и по его внешнему периметру».

     Кроме того, Г. Бердымухамедов подчеркнул готовность Туркменистана наращивать объёмы поставок природного газа в страны Центральной Азии либо через их территории прочим потребителям на взаимовыгодных условиях. Примерами эффективного сотрудничества в газовой отрасли он назвал поставки туркменского природного газа в соседний Узбекистан, а также строительство и эксплуатацию международного газопровода «Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай». «В настоящее время планируется активизация переговоров по обсуждению вопросов, связанных с проектированием новой линии газопровода «Туркменистан — Китай», который может быть проложен также и через территории Таджикистана и Кыргызстана», – подытожил Г. Бердымухамедов.

      Учитывая углеводородный потенциал Туркмении (страна занимает четвертое место по запасам природного газа в мире), логично предвидеть, что стратегия властей государства будет все тесней сопряжена с ускоренной монетизацией этого «природного капитала». Потенциальные возможности Туркмении для диверсификации экспорта «голубого топлива» связаны с подключением к снабжению завершенной системы TANAP — Трансанатолийского газопровода (путем постройки транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан), а также к проекту газомагистрали ТАПИ, дискуссия по которому сейчас актуализирована в связи со сменой политического режима в Афганистане, где в середине августа власть в стране перешла к талибам (движение «Талибан» запрещено в РФ).

     Но эти потенциальные кейсы по развитию газотранспортной инфраструктуры требуют   серьезного системного анализа. Так, возможности для экспорта среднеазиатского газа на европейский рынок по ТАNAP могут быть ограничены. Для их реализации, прежде всего, необходимы многомиллиардные инвестиции в транскаспийский подводный трубопровод. А к примеру, Европейский инвестиционный банк после 2021 года прекращает финансировать проекты, связанные с ископаемым топливом. Подыскать же альтернативный инвестиционный канал – задача не их простых.

     Кроме того, планы Туркменистана развивать трубопроводную инфраструктуру и направить свой газ на европейский рынок выглядят запоздалыми и по причине того, что Евросоюз в последние годы заметно ускоряется в части энергетического перехода: цели по декарбонизации предполагают снижать потребление природного газа в долгосрочной перспективе. Это повышает риски реализации новых капиталоемких энергетических проектов по транспортировке газа. А такие мощные стратегические системы «Газпрома», как работающий «Турецкий поток» и запланированный к запуску в этом году «Северный поток – 2» почти не оставляет шансов проектам новых магистралей доставки газа в Европу.

      Одновременно усиливаются позиции на европейском рынке и у поставщиков сжиженного природного газа (СПГ). Поэтому рассмотрение возможности экспорта туркменского газа в Европу — под большим вопросом. Тем более, когда весьма успешно работает и развивается базовое направление экспорта туркменского газа — в Китай. И здесь с российским газом пока нет особой конкуренции, так как туркменское «голубое топливо» покрывает спрос приоритетно западных провинций Поднебесной, а поставки российского газа по трубопроводу «Сила Сибири» удовлетворяют его потребность в восточной части КНР. Причем все предпосылки к тому, что газовый рынок Китая может только прибавить в емкости, учитывая грандиозный стратегический план властей Поднебесной по сокращению доли угольной генерации в энергобалансе республики за счет преимущественно природного газа.  Другое дело, что при проработке второго маршрута по доставке газа из России в КНР – «Силы Сибири – 2» – «Газпрому» стоит внимательней смотреть на экспортную энергостратегию Туркмении.

     Что касается давно планируемого инфраструктурного проект по транспортировке газа — трубопровод «Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия» (ТАПИ), то об интересе его реализовать 17 августа заявил в интервью телеканалу Sky News официальный представитель катарского политического офиса движения «Талибан» Мохаммад Сохаил Шахин. Этот проект для Туркмении может стать важным этапом в стратегии властей страны по диверсификации газового экспорта. В связи с чем гипотетически реанимируется сценарий с возможностью «Пакистанского потока» (планируемого трубопровода по территории Пакистана от южных морпортов до северных провинций) принимать туркменский трубный газ из ТАПИ. Что делает реверсный режим работы пакистанской системы предпочтительным. То есть начальная ставка производителей СПГ на дополнительную нишу сбыта в Пакистане может не сыграть, если магистральную систему будут загружать с северного входа, а не с южных СПГ-терминалов. А вот Россия в случае подключения «Пакистанского потока» к ТАПИ получит возможность заработать на пакистанском транзите.

     Однако противником ТАПИ вполне ожидаемо может проявить себя Китай, так как туркменский газ сейчас преимущественно поступает в Поднебесную по трёхлинейному трансграничному магистральному газопроводу «Туркменистан — Узбекистан— Казахстан — Китай».  При этом стратегические усилия сторон направлены на расширение трубопроводных мощностей: давно в фазе разработки четвёртая ветка системы — «D». Но у Туркмении попросту не будет возможностей столь же быстро синхронно наращивать добычу газа для загрузки и ТАПИ, и планируемой магистрали «D». Пекин не желает сценария с «отвлечением» объемов туркменского газа на ТАПИ, заботясь о повышении собственной энергетической безопасности.

     Помимо постановки целей географической диверсификации поставок природного газа, власти Туркмении озадачены и повышением маржинальности экспорта энергоресурсов. Важным событием в жизни страны стало введение в строй конце июня нового предприятия по выпуску продукции высокого передела из природного газа. В церемонии открытия завода по производству синтетического бензина из природного газа (GTL-завод), построенного в Ахалском велаяте (ранее — Ашхабадская область), принял участие лидер Туркменистана.  Хотя это не первый мире GTL-завод, но здесь впервые в мировой практике будет осуществляться в промышленных объёмах перегонка природного газа в жидкое топливо под высоким давлением и при высоких температурах. Годовой перерабатывающий номинал предприятия — почти 1,8 млрд кубометров газа.  

 

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=28083