Два взгляда на Арал
30.04.2009 09:17
В Алма-Ате прошла встреча глав государств-учредителей Международного Фонда спасения Арала. В очередной раз обсуждались проблемы "больного" моря. Как заявили в итоговом совместном заявлении участники саммита, "стороны продолжат сотрудничество, направленное на улучшение экологической и социально-экономической обстановки в бассейне Аральского моря". Главы государств подтвердили также заинтересованность в выработке взаимоприемлемого механизма по комплексному использованию водных ресурсов и охране окружающей среды в Центральной Азии - с учетом интересов всех государств региона.

За несколько последних десятилетий Арал сузился до четверти своего природного размера, вызвав экологическую катастрофу и массовые заболевания местного населения. Однако северная часть Аральского моря, находящаяся на территории Казахстана, сегодня переживает настоящий ренессанс. Наполнение этой части засоленого озера стало возможным после того, как, используя кредит Всемирного банка, правительство Казахстана соорудило Кок-Аральскую дамбу длиной до тринадцати километров. В результате процесс пересыхания северной половины Аральского моря удалось остановить и даже повернуть вспять.

Взгляд первый, Натальи Денисовой: "Люди здесь больше не занимают друг у друга соль" ("Мегаполис", Казахстан)

На пяти миллионах гектаров земли бушевала пыльная буря. Единственным желанием было добыть где-нибудь респиратор и больше не ощущать налипшие на голосовые связки песок и соль. Мы с акимом Аральского района Нажмаддином Мусабаевым стояли на рукотворной Кок-аральской плотине, в 2005 году отделившей Малый Арал от Большого, и он мечтал: "Хорошо бы сюда экстремальных туристов... Представьте: опытный экскурсовод прямо на берегу моря рассказывает, как страшно было осознавать, что мы его почти потеряли, и что сделано человеком, чтобы вернуть хотя бы часть водоема. И у туристов будет возможность увидеть, как слились судьбы человеческие с судьбой Арала. Море погибало – погибали рыбацкие аулы, уезжали из Аральска жители. Но в Малом Арале сегодня снова есть жизнь".

Внешне вид Аральска, районного центра, напоминает парализованного человека, которому по утрам санитарка привычно умывает лицо. Впрочем, кое-что впечатлившее в Аральске я все-таки видела: пивоварню и предприятие по переработке рыбы. Правда, никак не могла понять, зачем маленькому городку пивоваренное предприятие. Но мне пояснили, что пиво – к рыбе. Раз финансово-промышленная группа "Atameken Holding" в Аральске серьезно взялась за переработку рыбы, значит, пиво свое тоже должно быть.

Возобновленная переработка рыбы – первый признак того, что в море снова есть жизнь, есть что ловить, потрошить, солить и вялить. В обстановке абсолютной стерильности тридцать человек рабочих производят на корейском оборудовании такую продукцию, что хоть на выставку отправляй: филе, фарш, копченая рыба, замороженные тушки камбалы, змееголова, куски сомятины. А чехонь, а жереха под пиво?!

– У нас безотходное производство, – рассказывает Акшабак Байтимова, исполнительный директор местной компании "Атамекен рыбпром". – Все продумано до мелочей, механизирован самый неприятный процесс – чистка рыбы. Сотрудников набираем, чаще всего, из тех людей, что в советские времена работали в "Аралрыбпроме". Надевайте резиновые сапоги, халат и чепчик и посмотрите все сами.

Круто! Рыба моется, чистится, обрабатывается, замораживается, вялится и коптится, и при этом обстановка в цехах, как в операционных. Чисто и светло. Дело лишь за рыбаками, которые поставляют сырье. Бекше Кадиров, житель аула Кызылжар, с бригадой в десять человек рыбачит уже сорок лет. В сутки бригада отлавливает от 200 кг - до тонны лещей, воблы, сазана, судака. Бекше утверждает, что он ловит и великолепных сомов, нужна только погода. В пыльную бурю удачи ждать не приходится.

Каратерень – старый поселок рыбаков. Когда море обмелело настолько, что в критически соленых водах стала пропадать рыба, а сам Каратерень стал вымирать. Люди ходили друг к другу, чтобы занять муки, риса и даже горсть соли (совсем уж недобрая примета). Все мужчины поселка - профессиональные рыбаки, и некоторые семьи уехали на Балхаш или Зайсан, где была работа. Сейчас они возвращаются в родные места.

"Четырнадцать лет назад мы не решились уехать далеко от родного поселка, – рассказывает Лиза Тлеулесова, жительница Каратереня. – Переехали в соседний район, где муж занимался крестьянским трудом, рисоводством. А когда часть Арала отделили перемычкой, и воды Сырдарьи снова стали наполнять море, мы с Бериком, не раздумывая, вернулись домой.

Аким Каратереня Кудабай Жиенбаев предложил посчитать спутниковые антенны жителей этого небольшого аула, хотя результат давно известен - "тарелка" есть в каждом из 280 местных дворов. Море возвращается к своим берегам, вода опресняется, появляется рыба. Люди больше не занимают друг у друга соль

Быть в Каратерене и не зайти к Кайыпназару Байбосынову просто невозможно. Это - человек-эпоха! В свои 103 года он - настоящая энциклопедия местного рыбного промысла. Каеке начал работать 85 лет назад, сначала рыбаком в колхозе, потом бригадиром рыболовецкого хозяйства, капитаном катера. Его семья переезжала с места на место: где была рыба, там и Байбосыновы. В Каратерене – последняя остановка Каеке. Теперь он - просто уважаемый патриарх, местный мудрец.

– Знаешь почему море ушло однажды от нас? – рассуждает старец. – Люди перестали его любить, заботиться о нем. И гордое море не стерпело обиды. А что за жизнь без Арала? Запомните все, что было, запомните. И не повторяйте ошибок.

Взгляд второй, Джоанны Лиллис: "Северная часть Аральского моря возвращается" (EurasiaNet)

Ржавые иллюминаторы некогда гордого судна "Лев Берг" Аральской рыболовецкой флотилии смотрят пустыми глазницами с замусоренного пересохшего дна Аральского моря. Мертвый корабль, стоящий на том месте, где некогда находилась бухта города Арала (прежнее название Аральск) - факт экологического бедствия, к которому привела непродуманная ирригационная политика в регионе. Но на фоне всей этой отчаянной картины начинают прорастать первые, хрупкие ростки надежды.

Сегодня обмеление Арала представляет опасность для здоровья человека. А ведь недавно море изливало на людей свои щедроты. Местные жители с тоской вспоминают времена, когда оно ассоциировалось у них с процветанием. "Это было как в сказке, – рассказал пожилой человек по имени Арман. – Другой воздух, другой климат, другие лица у жителей. А сегодня что? Почти все покинули эту местность. Изменилась и погода – пыль, ветер и больше ничего".

Человек, в честь которого был назван ржавеющий корабль, Лев Берг, был советским географом, известным своими научными работами об озерах Центральной Азии. Он перевернулся бы в гробу, когда бы узнал, что стало с Аральским морем, находящимся сегодня на территории двух государств – Казахстана и Узбекистана. От озера, четвертого по величине в мире, осталась лишь слабая тень. За последние полвека оно сократилось на 70 процентов из-за недостаточных стоков Сырдарьи и Амударьи, воды которых отводились для ирригации рисовых и хлопковых посевов. В целом уровень Арала упал на 20 метров, и в конце 1980-х его единое зеркало разбилось на две части, образовав Северный и Южный водоемы.

Бывший рыболовецкий поселок Боген в Казахстане когда-то был известен во всем Советском Союзе. Во время Второй мировой войны его рыбаки прославились тем, что грузовиками отправляли свой улов воюющим солдатам. Сегодня море ушло далеко от поселка и там, где когда-то было дно моря, бродят верблюды. В один из мартовских полдней здесь разразилась пыльная буря, ставшая обычным явлением этих мест, когда начал пересыхать Арал. Бури поднимают с земли в воздух облака соли, пыли и токсичных веществ. "Так мы здесь и живем...", – говорит пожилой местный житель, - видите, как все поднимается в воздух, когда задует ветер".

И все же среди этих неблагоприятствующих жизни ветров появился и ветерок надежды: открытая в 2005 году 13-километровая плотина способствует возрождению Северного Аральского моря, что на территории Казахстана. Подбадриваемые этим успехом, власти приступили к реализации второй фазы работ по проекту оптимизации водоема. Возможно, через несколько лет море вернется к берегам Аральска, возвращая и человеческие надежды. Во всяком случае, люди вывесили на улицах города транспарант, отражающий этот оптимистичный настрой: "Хорошая новость – море возвращается" - написано на нем.

Вкупе с новыми гидротехническими объектами на Сырдарье, плотина способствовала притоку воды в северный "осколок" моря, внося свою лепту в возрождение окружающей приливно-отливной зоны побережья. Проект обошелся казахстанскому правительству в $86 млн, $64,5 миллиона из которых были предоставлены Всемирным банком. Сегодня площадь водной поверхности Северного Арала увеличилась по сравнению с самым неблагоприятным периодом почти на 50%. "Объект выполняет поставленную проектом задачу – сохраняет уровень Северного Арала на отметке 42 метров, – сказал EurasiaNet главный консультант-координатор комитета по водным ресурсам минсельхоза по Кзыл-Орде Серикбай Смаилов.

Обмеление Арала вело к повышению уровня соли, что гибельным образом сказывалось на популяции рыбы. Сегодня уровень соли сократился вполовину и рыбу вновь запускают в водоем в надежде возродить рыболовецкий промысел. Объем вылова увеличился с 52 тонн в 2004 году до 1490 тонн в 2008 году. В Аральске, где снова открылся рыбоперерабатывающий завод - мощностью 6 тыс. тонн в год, рады поступлениям от увеличивающегося улова.

Готово ТЭО и для второй фазы проекта. Реализация второй очереди займет 5-6 лет. Сейчас документ изучают соответствующие государственные структуры и Всемирный банк. "Технико-экономическое обоснование предлагает пути совершенствования водопользования в казахстанской части реки Сырдарьи", – сказал EurasiaNet руководитель специальной группы Всемирного банка Яооп Стаутесдийк.

Комплекс предлагаемых мер включает строительство дамбы, которая отделит залив Сарышыганак (иногда называемый Сарышаганак), на котором стоит город Аральск, от Северного Арала, что будет способствовать его дальнейшему восстановлению. Предполагается также строительство новых гидросооружений на реке Сырдарья для увеличения ее пропускной способности.

По словам Смаилова, в результате реализации второй очереди работ море снова подойдет к городу Аральску, который сегодня расположен в 35 километрах от берега водоема. Будет построен канал от Сырдарьи до Сарышыганакского залива, расположенного выше нынешнего Северного Арала. Новая перемычка будет удерживать воду, а по еще одному каналу вода подойдет к Аральску. Если проект второй фазы проекта будет одобрен, в июле, по расчетам Всемирного банка, правительство обратится за финансированием и в течение года сможет получить заем, отмечает Яооп Стаутесдийк.

На фоне царящего в Казахстане оптимизма легко забыть о том, что возрождение Северного Арала ничем не поможет продолжающему мелеть Южному Аралу, в который практически не поступают воды из Амударьи. "В конце 1990-х – начале 2000-х годов высказывались предложения перекрыть плотиной Малый или Северный Арал ради сохранения этой части моря и обречь большую часть Арала (южную) на уготованную ей долю – исчезнуть с лица земли", – говорит доцент экологических исследований Университета Бакнелл Аманда Вуден. На побережье Южного Арала проживает больше населения, чем на Северном Арале, поэтому любое форсирование негативного исхода путем перекрытия плотиной Северного Арала (к примеру, ускорение обмеления южной части Аральского моря и последствий этого для экосистемы и здоровья человека) – вызывает сомнение в справедливости такого распределения благ. Если южная часть моря будет пересыхать более быстрыми темпами, это окажет дополнительное негативное воздействие и ту критическую ситуацию, в которой оказалось население этой зоны экологического бедствия".

Так что, недаром главы государств подтвердили на недавней алма-атинской встрече мысль о "заинтересованности в выработке взаимоприемлемого механизма по комплексному использованию водных ресурсов и охране окружающей среды в Центральной Азии - с учетом интересов всех государств региона".

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=4129