Дух и скрытые коды Ташкента
19.05.2009 09:29
Город, как живой организм, имеет свой ритм, жизненные циклы, время активности и отдыха. У него есть дыхание, энергетика, сознание, идентичность, облик, нравы, традиции, способы реагирования на чрезвычайные происшествия. Словом, каждый город имеет свое физическое тело, свою личность и свой дух. Порой, "тело" - вполне западное, а дух - восточный. Именно к таким относится мой город – Ташкент, отмечающий в этом году свое 2200-летие.

В трехмиллионном Ташкенте довольно много восточных признаков - мечетей, других памятников исламской архитектуры, традиционных базаров, однако подавляющее большинство его зданий, особенно офисных и жилых, все же имеет очертания, характерные для западных городов. Тем не менее, Ташкент – восточный город. Не так давно он даже получил международное признание как город исламской культуры. Что же делает Ташкент восточным? Люди, конечно. Не индивиды, а социум. Представляя каждый сам по себе разнообразные культурные, религиозные, идеологические и другие начала, все вместе индивиды приобретают определенное интегральное качество - общую культуру.

Ташкент, традиционно, город многонациональный. Те, кто приезжает сюда, обращают внимание на большое антропологическое разнообразие лиц его жителей. Ташкентское сообщество отличает еще и специфическая культура, отличная от культуры других сообществ.

Можно говорить о некой общей культуре, коллективной психологии жителей одной улицы, одного поселка, одного района, одного города, государства, континента и, наверное, одной планеты. Общая культура имеет свои как открытые, так и скрытые коды. Последние трудно истолковывать. Целое, как известно, не сводится к сумме своих элементов.

Однажды я ехал в такси и заметил, что водитель не отреагировал на "голосующего" человека, стоящего на обочине. "Может, ему по пути с нами и стоило бы забрать?" - спросил я у таксиста. - "Нет, он из другого района", - уверенно заметил водитель. Я удивился и поинтересовался, как же он это определил? "Видите ли, это трудно объяснить, но я двадцать лет за рулем и научился разбираться в пассажирах", - ответил таксист.

Вспоминается другой случай. Как-то я зашел в один из букинистических магазинов Ташкента со своим русским другом из Москвы. Продавщица, заговорив с нами, сразу заметила, что он не местный, а приехал, скорее всего, из России. Я спросил у нее, как же она догадалась об этом, ведь в Ташкенте тоже много русских. "Не знаю, но ваш друг отличается от ташкентских русских", - развела руками продавщица.

Конечно, люди, проживающие в разных местах, могут отличаться друг от друга формой или стилем одежды, языком или диалектом, цветом кожи или волос, личными повадками, различными экономическими и культурными признаками. Город накладывает определенный отпечаток на психологию людей, на их личность и идентичность, создавая стереотип поведения, общую культуру, общий образ.

Дух города становится частью социальной идентичности, он не знает препятствий и проникает сквозь призмы разных религиозных, этнических, социальных и профессиональных групп. Вернувшись из других мест домой, я сразу ощущаю особый дух своего города. Его невозможно описать словами - его можно лишь почувствовать. Полагаю, что подобное чувство испытывает каждый, кто возвращается домой из поездок.

Для меня дух моего города представляет собой, прежде всего, культурный феномен. Это очень сложное и многослойное явление, имеющее свои нюансы, тесно связанное с архитектурой, дорогами, парками, коммунальной системой и другими материальными и социальными аспектами городского быта.

Город - это его история, нарратив, определенный миф, который мы создаем и несем в себе. Даже правдивые сказания, став частью фольклора и обыденного сознания, приобретают мифологические элементы или очертания. Так мифология превращается в часть городской реальности. Некоторые городские мифы создаются или поддерживаются сознательно, потому что они несут очарование и нравятся людям, особенно туристам, другие возникают стихийно и не поддаются контролю. Особое место в формировании мифологии городов занимают писатели, поэты и другие деятели культуры. Мифы, создаваемые ими, могут внести такую же лепту в городскую среду и идентичность, как и формируемый архитекторами облик зданий.

Мифический древнерусский город Китеж, город Джефферсон Уильяма Фолкнера, Изумрудный город Лаймена Баума, Город грехов Френка Миллера, Цветочный город Николая Носова и другие вымышленные города - разве они не превратились в реалии общественного сознания? Разве тема порока Содома и Гоморры не стала одной из главных в современной литературе? Перечисляя эти реальные и выдуманные города, я подумал о том, что современные азиатские писатели - в долгу перед своими городами.

Миф - один из самых привлекательных элементов любого города, без них он не может быть интересным местом. В тридцатые годы прошлого века, когда в стране был голод, многие люди старались приехать в Ташкент, который прославился как "город хлебный". Между тем, в Ташкенте ситуация была не намного лучше, чем в других частях страны, однако, уверовав в "город хлебный", многие люди действительно находили здесь спасение, ибо вера и установки, подкрепляемые духом культурной местности, обладают могущественной силой. Не хлеб, а люди, социальные отношения делали Ташкент "городом хлебным".

Сейчас многие города мира активно занимаются своим брендингом и ребрендингом, столь необходимыми для создания позитивного имиджа, привлечения туристов и инвестиций. В современную мифологию Ташкента вносят свой вклад не только его нынешние жители, но и выехавшие за границу после распада Советского Союза представители творческих профессий. В последнее время появилось несколько романов, посвященных Ташкенту. Как правило, попытка понимания и описания своего города содержит в себе элементы романтики, ибо обращение к своей молодости, очищает дух и романтизирует прошлое.

Культурная аура моего города, его дух и образ, как и подобает, складывались веками. Я чувствую жизненные и культурные импульсы наших далеких предков, проживавших здесь. По этим местам проходил Великий Шелковый путь - важнейший пространственный и духовный коридор, где пересекались культуры, знакомились и взаимообогащались народы Востока и Запада. Наши предки веками общались с торговцами, путешественниками, странствующими учеными, поэтами и мыслителями из различных стран и выработали в себе предприимчивость, толерантность, радушие, особый стиль гостеприимства.

Под влиянием исламской культуры в социальной жизни особое значение приобрело искусство учтивого общения и поведения. Появились многие тонкие коды общения, для овладения которыми требовались соответствующее воспитание, обучение и среда. Выработанные веками мировоззрение и социальные навыки стали важной частью культуры и современного поколения ташкентцев.

Очевидно, не все элементы культуры могут быть заметны с первого взгляда. Культура народов, также как и дух городов, создаются не сразу и не исчезают в одночасье. Но современная жизнь вносит, конечно, много нового в городскую культуру, социальное поведение жителей городов. Современный город, особенно такой большой, как Ташкент, несомненно, развивает и культуру анонимности, чувство одинокости в толпе. Но восточной культуре свойственна иерархичность социальных отношений, люди, в том числе и в городах, все еще в значительной степени остаются ориентированными на социальные и межличностные отношения, порой даже в ущерб своим деловым возможностям.

Своеобразие социо-культурного облика Ташкента складывается из большого количества деталей, многие из которых относятся именно к особенностям взаимодействия и общения людей. Здесь довольно часто можно видеть непосредственное общение и улыбку людей на улице, а на базарах - принято торговаться. Разговорись вы с продавцом по душам, так тот может и неимоверно снизить цену на свой товар. Человек на улице, как правило, здоровается с незнакомцем, прежде чем попросит подсказать, как пройти куда-то. А в общественном транспорте молодые продолжают вежливо уступать место старшим.

Несмотря на возрастающий темп жизни, многим горожанам удается заниматься неторопливыми беседами за чашкой чая или - просто на улице. Тут люди, обычно, не сразу приступают к деловым разговорам, а начинают беседу издалека, например, с подробного расспроса о семье, делах, здоровье собеседника. Это своего рода психологическое прощупывание состояния партнера по общению, его готовности начать серьезный разговор. Словом, проявление восточного стиля кодирования и декодирования сигналов в общении.

По случаю семейных торжеств или дней памяти умерших в Ташкенте принято организовывать угощение близких и друзей национальным блюдом - ош, т.е. пловом. В большинстве случаев на утренний ош приходит несколько сот человек. Что заставляет этих людей вставать ранним утром, еще до работы, едва ли не сразу после рассвета, и идти на это мероприятие?

Утренний плов - это целая система кодированных интеракций, оценки, утверждения или закрепления социальных связей. Здесь имеет значение все: кто приходит и кто встречает, кто с кем приходит и кого как встречают, кого куда сажают и кому какие знаки внимания оказывают. Целый театр символической интеракции.

Ташкент, особенно его старая часть, поддерживает тесные социальные отношения между людьми не в последнюю очередь благодаря общинной организации мест компактного проживания людей - махалли. Плотная социализация, выстраивание тесных отношений с соседями и жителями общины начинается с раннего детства и развивается по мере жизни.

Одно из главных отличий Ташкента от многих западных городов заключается в том, что на его улицах можно видеть много детей. Совместные игры и общение на улице, летнее купание мальчишек в городских прудах или речушках - знакомые многим атрибуты ташкентского детства. Тесное общение детей способствует выработке своеобразного кода общения, понятного в своем кругу и мало понятного чужим людям.

Вместе с тем и урбанизация, являясь одной из реальностей нашей жизни, вносит свои коррективы в городскую культуру и дух, в социальные отношения между горожанами. Увы, многие негативные стороны урбанизации особо ощутимы в развивающемся мире, в том числе в странах Азии. К сожалению, эта тенденция будет лишь нарастать. В этих условиях важно ценить то хорошее, что пока сохраняется в общественном сознании многих восточных народов, прежде всего, значимость семьи, чувство взаимной поддержки людей, учет интересов общества.

Принято считать, что для Востока характерен коллективизм, а для Запада - индивидуализм. С точки зрения доминирования в общественном сознании групповых или индивидуальных ценностей это соответствует действительности. Однако восточный индивидуализм все же существует, проявляясь в своеобразной, нередко скрытой форме.

Внешние формы восточного индивидуализма часто проявляются в деталях одежды и украшений. Одежда женщины может в целом мало отличаться от одежды других женщин, но отдельные детали ее наряда, особенно украшения, могут сигнализировать о статусе, возможностях и индивидуальном вкусе. Многие ташкентки любят одеваться в яркие цвета, что в большей мере способствует, а не препятствует раскрытию их индивидуальности. Но еще и сама природа, изобилие солнца располагают к тому.

Но Восток, как известно, дело тонкое, и восточный индивидуализм проявляется в целом не так открыто, как западный. А поэзия тут традиционно богата символикой, метафорой, иносказаниями. Житель восточного города не перестает демонстрировать свою приверженность к коллективным ценностям, добиваясь при этом и своих личных целей, т.е., проявляя индивидуализм. Поэтому слова и действия порой кажутся многозначными, а многозначность позволяет окружающим людям интерпретировать информацию по-своему, в соответствии со своими ожиданиями. Восток учит ладить с социумом, но поддерживает и проявления индивидуализма, личного предпринимательства.

Те, кто говорит об отсутствии индивидуализма на Востоке, просто не замечают многого. Культура большинства народов Азии, дух Востока содержит в себе очень многие скрытые коды. Это обстоятельство парадоксальным образом открывает перед писателем большие возможности для описания личности и характера своих героев.

В Ташкенте, как и во многих азиатских городах, смешалось все: восточная поэзия и западная музыка, монголоидные, тюркские, славянские , нормандские лица, европейская и этническая одежда, нации и религии, культуры и стили, коллективизм и индивидуализм.

Но это не хаотическая смесь, а гармонизированная целостность, имеющая свое единородное качество, единый дух, обладающий своими скрытыми кодами, сотканными тонкими, но могучими нитями социальных отношений, общей энергией человеческого чувства.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=4237