Они сражались за Пушкина
09.07.2009 14:30
65 лет назад, 12 июля 1944 года, войска 2-го Прибалтийского фронта прорвали фашистскую оборону в районе Новоржева (Псковская область). В результате этой операции было освобождено и село Михайловское, одна из русских святынь, связанная с именем Александра Пушкина.

Некогда эту землю подарил своему "арапу", впоследствии генералу русской армии Осипу Ганнибалу, Петр Великий. Родовая вотчина Ганнибалов досталась в наследство матери Пушкина, Надежде Осиповне. Здесь поэт отбывал суровую "северную" ссылку, оказавшуюся творчески счастливой и плодовитой. Несколько глав блистательного "Евгения Онегина", бессмертный "Борис Годунов", многие шедевры русской лирики были созданы в Михайловском.


Одновременно с селом Михайловским воины 53-й Гвардейской и 321-й стрелковых дивизий 3-го Прибалтийского фронта освободили от врага и поселок Пушкинские Горы (в старину - Святые Горы), где у стен Святогорского Свято-Успенского монастыря, в скромном фамильном пантеоне покоится прах великого поэта России. Здесь похоронены также его мать, отец (как считается), брат Платон, дед и бабушка Ганнибалы.

Освобождая Пушкинские Горы, советские войска действовали без поддержки артиллерии, ради того, чтобы не пострадала могила великого поэта. Ожесточенные бои за поселок шли с 8 по 12 июля 1944 года. Наконец, враг был выбит, и "Пушкин освобожден из трехлетнего фашистского плена", как доложил командирам один из офицеров.

Утром 13 июля голос Юрия Левитана прозвучал с особой торжественностью, сообщая стране и всему миру, что «...западнее города Новоржев наши войска овладели районным центром Пушкинские Горы, а также с боями заняли более 30 других населенных пунктов...»

Откинув врага от Пушкинских Гор, многие солдаты и офицеры сразу кинулись к могиле Пушкина - хотелось удостовериться в ее целостности и просто - поклониться. Но на месте мемориала они увидели кучу мусора и стоп-табличку "Заминировано!", наскоро вбитую и подписанную старшим лейтенантом Старчеусом. Молодому офицеру довелось стать первым свидетелем этого святотатственного, вандалистского акта фашистов. К сожалению, судьба старшего лейтенанта Старчеуса осталась неизвестной.

Отступая, гитлеровцы заминировали не только могилу, но и весь Святогорский холм. Под него был прорыт тоннель, начиненный тщательно замаскированными минами и авиабомбами, по 120 килограммов каждая. В разминировании Пушкинских Гор тогда участвовали бойцы 12-й Рижской инженерно-саперной бригады. Им предстояло раскрыть секрет новых мин, примененных гитлеровцами на монастырском дворе. Разгадывание немецкой смертоносной "шарады" не обошлось без жертв, погибло немало воинов. Выполнив опасную работу, солдаты прошли почетным строем "мимо Пушкина", а потом вбили щит близ Святогорского холма - "Отомстим за нашего Пушкина и за наших товарищей!" - и ушли с фронтом дальше на запад.

Погибших хоронили в разных местах. Хочу рассказать о скромном кладбище, приникшем к подножию Святой Горы - 256 могил. Входишь со стороны Пушкинской улицы, и - вот они, "павшие за Пушкина", вместе, плита к плите, как в строю. На мемориальной доске выбиты имена тех, кто не дошел до могилы Пушкина несколько десятков метров, и теперь вот спит неподалеку вечным сном. Читаешь имена, и перед глазами возникает этническая "миниатюра" Советского Союза: русские, украинцы, кавказцы, прибалты, а вот и фамилии с характерным "восточным" звучанием, имеющие отношение к сегодняшнему "пространству ШОС":

Абдуханов Абдумалик, старший сержант
Аюров Даша, рядовой
Алагузев Тенеке, рядовой
Анкаев Хоммат, рядовой
Кесенбаев Каларби, ефрейтор
Леуместов Таукет, рядовой
Малидов Бабы, рядовой
Назиров Рузмат, рядовой
Раджанов Амеджан, рядовой
Сухианов Машур, рядовой
Яхин Файзыл, рядовой

...Немецкая авиация стала бомбить Пушкинские Горы уже через несколько дней после начала войны. В первых числах июля одна из бомб сбила купол Святогорского монастыря, другие - разорвались рядом, но пушкинская могила, волею судьбы, оставалась целой.

На ближних подступах к Пушкинским Горам оборонительные бои наших частей развернулись 7 июля 1941 года. В тот день 10-й корпус гитлеровской армии «Норд» предпринял попытку овладеть поселком и двинуться дальше в глубь страны. Их лавина обрушилась на советские позиции. Пушкинские Горы и село Михайловское в те дни обороняли 24-й стрелковый и 21-й механизированный корпус 27-й армии, которой командовал генерал-майор Н.Э. Берзарин, будущий комендант Берлина. 21-м механизированным корпусом командовал генерал-майор, впоследствии генерал армии, дважды Герой Советского Союза Д.Д. Лелюшенко. Храбро сражались на пушкиногорской земле танкисты 46-й танковой дивизии подполковника Героя Советского Союза В.А. Копцова (погиб в 1943 году при форсировании Днепра), 42-й танковой дивизии под командой подполковника Н.И. Воейкова, бойцы 42-го механизированного полка во главе с полковником А.М. Горяиновым.

К вечеру 9 июля гитлеровцы обошли левый фланг обороны и ворвались в Пушкинские Горы. Но уже следующим утром силы 24-го корпуса при поддержке танков 21-го корпуса выбили гитлеровцев из поселка и отогнали на левый берег реки Великой. Но гитлеровцы предприняли новый штурм, после которого все же вступили на пушкиногорскую землю. Они заняли школу под военную комендатуру, больницу - под гестапо, в Доме культуры устроили тюрьму, а в аптеке разместили хозяйственные службы.

Сразу развернулось партизанское движение, которое нарастало день ото дня. К концу 1943 года в этих местах действовали четыре отряда и несколько бригадных подразделений. За год партизаны подорвали 13 вражеских воинских эшелонов, 54 автомашины, 40 повозок, разгромили три гарнизона, волостную управу, уничтожили пять мостов, три склада, убили и ранили около тысячи гитлеровцев. В июле 1944 года партизанские силы соединились с частями Советской Армии.

Война, конечно, сыграла роковую роль в судьбе музея-заповедника А.С. Пушкина. Попытки в первые ее дни эвакуировать музейные реликвии не удались. Захватчики варварски растаскивали мемориальные ценности. Была разворована часть картин итальянской и голландской школ, художественная бронза, старинная мебель. А в 1944 году, когда фронт вернулся и вплотную приблизился к Пушкинским Горам, захватчики стали вырубать вековые ганнибаловские ели, используя их для укрепления оборонительной линии "Пантера".

Битва за Пушкиногорье началась, по сути дела, еще зимой, в феврале 1944 года. Соединенными силами был образован знаменитый Стрежневский плацдарм. Солдаты проявляли невероятный героизм, но враг находился в выгодном положении - занимал господствующие высоты, маскировался лесами, имел крупную артиллерийскую группировку. Развить наступление в те дни не удалось. Пришлось перейти к обороне.

Накопить силы для нового наступления удалось лишь к началу июля. Стрежневский плацдарм был невелик: занимал всего восемь километров по фронту и два-четыре километра в глубину. Ожесточенные бои на нем шли до середины июля. При прорыве немецкой обороны в этом месте погибло 3600 советских солдат и офицеров. Не случайно на Чертовой Горе - самое большое в Пушкиногорском районе воинское кладбище.

Стрежневский плацдарм сыграл огромную роль в освобождении Пушкиногорья. На установленной здесь стеле можно прочесть: «Воины 578 и 435 полков 208 стрелковой дивизии, форсировав реку Великую, прорвали оборонительную линию противника, закрепились на плацдарме у деревни Чертова Гора, обеспечив условия для успешного освобождения территории Пушкинского заповедника и поселка Пушкинские Горы от немецко-фашистских захватчиков. Вечная память павшим героям! Вы участи легкой Себе не искали. Вы смертными были. Бессмертными стали».

И в наше время на этом кладбище то и дело хоронят героев войны - их останки находят отряды молодых поисковиков. В 2005 году кладбище приняло 150 солдат, в 2006 году — 218 бойцов, в 2007 и 2008 году были найдены и упокоены с почестями еще 50 человек.

Фашизм опалил горем, обезобразил пушкиногорскую землю. Почти 5 лет после войны саперы очищали ее от мин - только из Святогорского монастыря их было извлечено около 4 тысяч. Работали на свой страх и риск, часто погибали. "Но как только саперы расчистили первые дорожки, в Михайловское хлынули жители окрестных деревень, - вспоминал в своей книге "Пушкиногорье" знаменитый ученый-пушкинист Семен Гейченко, первый послевоенный директор Государственного мемориального историко-культурного музея-заповедника А.С. Пушкина. - Они предлагали свои услуги, готовы были помочь в любой работе. Это люди, у которых чаще всего не было даже собственного крова - многие деревни в округе фашисты сожгли... Такая любовь к Пушкину меня обрадовала, и я, сказать по правде, с легкой душой подумал о будущем... Вот когда я всерьез задумался о редкой судьбе Пушкина, об особом предназначении его... Пушкинский дух вселял великую мысль о Родине, о любви к ней".

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=4520