В Индийском океане “пираты” рискуют встретить тройной заслон
11.03.2021 08:51

 

В середине февраля в Оманском заливе и в северо-западной части Индийского океана состоялись двухдневные совместные военно-морские учения России и Ирана. Согласно сообщению пресс-службы Балтийского флота, «…в районе учения российские и иранские военные моряки провели артиллерийские стрельбы по надводным мишеням». В ночное время российские и иранские корабли проводили «тренировки по обмену световыми сигналами и по противодиверсионной обороне кораблей на незащищенном рейде». Кроме того, моряки двух стран отрабатывали совместное маневрирование, освобождение захваченного пиратами торгового судна, помощь кораблям, терпящим бедствие, и тушение пожара на борту.

После окончания тренировок корабли участвовавшего в них отряда Балтийского флота, пребывающего с декабря 2020 года в дальней морской зоне, приступили к антипиратской вахте в неспокойном Аденском заливе. На борту корвета проекта 20380 «Стойкий», среднего танкера «Кола» и буксира «Яков Гребельский» находятся подразделения морской пехоты, подготовленные с учётом опыта действий по борьбе с морскими разбойниками.

Примечательно, что российско-иранским тренировкам в северной части Индийского океана в ноябре 2020 г. предшествовали куда более представительные учения Malabar 2020 с участием флотов США, Индии, Японии и Австралии, очевидным образом направленные на «сильное сдерживание» Пекина.  

Про «сдерживание» Тегерана в Вашингтоне тоже не забывают вне зависимости от того, кто является хозяином Белого дома. Напомним, жупелом «иранской угрозы» активно размахивали после атак на нефтяные объекты в Саудовской Аравии и в связи с обстрелом неизвестными в июне 2019 г. в Оманском заливе танкеров Front Altair и Kokuka Courageous, ответственность за который в Вашингтоне и Лондоне незамедлительно и бездоказательно переложили на Тегеран.

 Через полгода, в конце декабря, на фоне очередной санкционной истерии в Индийском океане и Оманском заливе состоялись первые совместные учения военно-морских сил Российской Федерации, Исламской Республики Иран и Китайской Народной Республики под названием «Пояс морской безопасности». Как представляется, их официальная «антипиратская» и антитеррористическая направленность опять-таки включала и более широкий комплекс мероприятий по обеспечению безопасности одного из ключевых путей мировой торговли и, в частности, поставок энергоресурсов. Если иранские СМИ широко обсуждали это событие, то в России и Китае комментарии оказались более скупыми, хотя и там отмечали «беспрецедентный» характер этого события для развития морского сотрудничества, укрепления региональной безопасности и подготовки военных кадров.

Стремясь упредить военные вызовы, в последующий период иранцы провели серию учений, давая таким образом понять, что переход за «красные линии» не станет для потенциального агрессора «лёгкой прогулкой» а, напротив, превратится в «обширное поле битвы». Так, в июле 2020 г. в ходе учений КСИР «Великий пророк – 14» в южной провинции Хормозган отрабатывался запуск баллистических ракет средней дальности подземного базирования. Менее чем через два месяца, в начале сентября, на обширной акватории восточнее Ормузского пролива, соединяющего Персидский залив с Аравийским морем и в северной части Индийского океана прошли масштабные учения иранской армии «Зольфагар 99» с привлечением сил ВМФ, ПВО, ВВС и Сухопутных войск. По словам контр-адмирала Хабиболлы Сайяри, один из их сценариев предусматривал «атакующие операции морской пехоты по захвату береговой полосы условного противника». В ходе учений испытывались различные системы защиты, включая беспилотные летательные аппараты, торпеды, крылатые ракеты различных классов, ракетные установки, установленные на кораблях.

Стремясь разорвать сжимающийся круг давления после одностороннего выхода администрации Трампа в 2018 г. из «иранской ядерной сделки», Тегеран пытается активно развивать российское и китайское торгово-экономическое направления. Так, летом прошлого года достоянием американской прессы стал проект де-факто «стратегического альянса» между ИРИ и КНР, предполагающий широкое торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество в рамках инициативы Пекина «Один пояс – один путь». Не оказалось забытым и военно-техническое взаимодействие, включая совместное создание новейших типов вооружений, а также помощь Ирану в создании баллистических ракет, что является «красной тряпкой» для Белого дома и его союзников.

Подписание рассчитанного на 25 лет соглашения о многомиллиардных китайских инвестициях в иранскую экономику в обмен на льготные поставки энергоресурсов и иные преференции ещё более актуализирует вопрос региональной безопасности, включая её морскую составляющую. Очевидно, что не только пресловутые «пираты», но и куда более серьёзные силы под водительством Вашингтона предпримут всё от них зависящее для торпедирования перспективных китайско-иранских проектов и путей сообщения. В этой связи представление о России как о союзнике в вопросах региональной безопасности может получить дополнительное содержательное наполнение, что отвечало бы как долгосрочным внешнеполитическим интересам страны, так и актуальным задачам некоторых крупных корпораций на рынках государств, объединённых «зонтиком» Шанхайской организации сотрудничества.

Недавний визит в Москву иранской парламентской делегации во главе с М.-Б. Галибафом сопровождался достаточно нервными информационными вбросами со стороны некоторых русскоязычных комментаторов о возможном оформлении некоего военно-политического союза между Россией, Ираном и Китаем едва ли не «завтра». Думается, что рассуждения об «очень остром треугольнике» из Москвы, Тегерана и Пекина несколько оторваны от реалий не только по форме, но и по сути.

Однако где гарантия, что недавние инциденты на суше, такие как подрыв 13 февраля на приграничной афганской территории в Герате нескольких сотен (!) шедших из Ирана бензовозов, не будут повторяться в том или ином виде и на море, грозя не только масштабными убытками, но и серьезными экологическими катастрофами? Тем более, что 24 января в водах Индонезии уже были арестованы два танкера (наполненный нефтью иранский и пустой китайский под панамским флагом). Экипажам вменяли разлив нефти, загрязнение территориальных вод Индонезии, а главное – нарушение так называемых «американских санкций», которым де-факто силятся придать экстерриториальный характер. И где гарантия, что уже в ближайшее время в аналогичной незавидной роли не окажутся российские суда?..

В условиях агрессивного напора на Тегеран, Москву и Пекин «по всем фронтам» морские коммуникации – весьма привлекательная мишень для «пиратов», «международных террористов» и прочей публики, действующей по заказу вполне определённых сил. В условиях полного паралича международного права и окончательной его подмены «законом джунглей» формирование коллективных форматов взаимодействия, пусть поначалу ситуативных и нацеленных на решение относительно узкой задачи (например, обеспечение безопасности морских перевозок), видится безальтернативным.

Именно в этой связи, как минимум, российско-ирано-китайские совместные учения либо регулярные морские патрулирования, призванные расширить «пояс морской безопасности», являются востребованными и скорее всего будут проводиться на регулярной основе.  

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=26906