Зимонин В.П., доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный деятель науки Российской Федерации ШОС: МАСШТАБЫ ВЛИЯНИЯ / ШОС - Шанхайская организация сотрудничества - ИнфоШОС - снг, атр, содружество независимых государств, азиатско-тихоокеанский регион

Портал создан при финансовой поддержке

Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Российской Федерации

Сделать стартовойНаписать письмоДобавить в закладкиГлавная
 
ИнфоФорум 2020
Участники:
22:38Астана
22:38Бишкек
22:08Дели
00:38Пекин
20:38Москва
21:38Исламабад
21:38Душанбе
21:38Ташкент
Наблюдатели:
21:08Тегеран
19:38Минск
00:38Улан-Батор
21:08Кабул
Партнеры по диалогу::
21:08Ереван
22:08Катманду
21:38Баку
19:38Анкара
23:38Пномпень
22:08Шри-Джаяварденепура-Котте

Рубль/Валюты ШОС

 
 
Страна Код Валюта Ном. Курс
 
 

Официальный курс ЦБ России

Новости

26.11.2020 17:52
Минэнерго РФ: страны БРИКС обеспечат 41% производства энергии в мире к 2040 году
26.11.2020 17:19
Мурашко назвал сроки начала массовой вакцинации от коронавируса
26.11.2020 16:58
Парламент Армении отказался отменить военное положение в стране
26.11.2020 14:40
Макей: на повестке Минска и Москвы остается снятие ограничений на передвижение на границе
26.11.2020 13:09
Мэр Степанакерта сообщил, что больше половины жителей вернулись в город
26.11.2020 12:38
Лукашенко заявил, что Белоруссия готова к интенсификации отношений с Россией
26.11.2020 12:03
Норов встретился с председателем Организации по развитию и кооперации глобального энергетического объединения Лю Чжэнья
26.11.2020 11:21
В Минске проходит встреча Лукашенко с главой МИД РФ Сергеем Лавровым
25.11.2020 15:53
Эрдоган заявил, что обсудил с Путиным расширение усилий по поддержанию мира в Карабахе
25.11.2020 15:13
Туркменистан принял участие в форуме по вопросам содействия развитию Афганистана
 
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Председательство РФ в ШОС Секретариат ШОС Деловой совет ШОС Региональная Антитеррористическая Структура ШОС (РАТС ШОС) Межбанковское объединение ШОС Экспоцентр
ШОС: МАСШТАБЫ ВЛИЯНИЯ
25.06.2007 12:49 Зимонин В.П., доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный деятель науки Российской Федерации
1. Евразия: вызовы и угрозы на рубеже эпох и ШОС
В начале ХХI в. ситуация в мире характеризуется неустойчивостью, нестабильностью, психологической напряженностью. Международная система безопасности, все более превращаемая в систему единоличной безопасности США, хотя в современном мире такая узкоэгоистическая цель вряд ли достижима. В.В. Путин, выступая перед журналистами в канун июньского сего года саммита Большой восьмерки, высказал опасение, что международная система безопасности близка к катастрофе. В полной мере это относится и к Евразии, самому населенному и многонациональному континенту Земли, отличающемуся, кроме того, и наибольшим количеством адептов крупнейших религий. Именно на этом континенте зарождались и имели наибольший размах все мировые и другие крупнейшие войны в истории человечества. И сейчас он изобилует острыми, порой доходящими до вооруженного противоборства конфликтами, уносящими тысячи жизней военнослужащих и гражданского населения. Такая обстановка не создает благоприятные условия для устойчивой безопасности, сотрудничества и всестороннего развития стран и народов.

Межэтнические, межконфессиональные, экономические, территориальные и идеологические противоречия, неконтролируемое движение криминального свойства капиталов, теракты и захваты заложников, наркотрафик, контрабанда ? все это периодически обостряется, вспыхивает то в одной, то в другой частях континента, и разрешается, к сожалению, как правило, на основе старых, привычных силовых средств и методов, "бьющих по хвостам" и не устраняющих первопричины конфликтов. При этом в политических элитах пока еще нет сложившейся традиции комплексного анализа проблем, общеконтинентального и общецивилизационного подходов, ответственности за судьбы не только своего, но и других народов, поиска компромиссов, создания атмосферы толерантности, доверия и сотрудничества во имя общих целей и соразвития.

И тем не менее, в течение нескольких последних десятилетий идет активный поиск цивилизованных подходов к строительству и налаживанию международных отношений на новых принципах. В качестве позитивных примеров можно привести создание и плодотворную многолетнюю деятельность привлекающего внимание ведущих держав мира Асеановского регионального форума (АРФ), объединяющего своими идеалами около четырех десятков стран Азии и Европы трансконтинентального Форума АЗЕМ, набирающих силу и авторитет Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)? Отличительной чертой названных организаций является евразийский, комплексный подход к формированию новой системы международных отношений на многомиллиардном континенте.

Действительно, в политических, научных и общественных кругах широко обсуждаются проблемы формирования нового мирового порядка, создания системы международного сотрудничества, способной обеспечить наилучшие условия для реализации жизненных интересов каждого из живущих в Евразии народов и самой человеческой цивилизации. Причинами роста внимания к этим проблемам явились изменения, которые стали происходить в Евразии в середине 1980-х годов и повлекли затем коренные перемены в сложившейся после Второй мировой войны биполярной системе международных отношений. Причем эти перемены неоднозначны и носят противоречивый характер. Все это обусловило изменение характера вызовов и угроз международной и национальной безопасности, источником которых является широкий спектр противоречий, существующих между членами мирового сообщества.

И все же, несмотря на то, что эти вызовы и угрозы при неблагоприятном развитии ситуации способны свести на нет миротворческие усилия стран и народов, особенностью нынешней ситуации в отличие, например, от кануна Второй мировой войны является то, что пока еще происходящие в мире процессы локальны, управляемы, и негативные явления не необратимы. Тем не менее, они диктуют необходимость осуществления целого комплекса мер по обеспечению и поддержанию безопасности, охватывающего все сферы жизнедеятельности человеческой цивилизации как на региональных, так и на общемировом уровнях.

Народы Евразии устали от морального и физического насилия со стороны США. Они до сих пор не могут с уверенностью сказать, что на континенте прочно утвердились мир и стабильность, а наступивший новый век создает все условия для гармоничного развития каждой нации. К сожалению, действующие в Евразии свыше 20 только институализированных и значительное число общественных и полугосударственных международных организаций не смогли к настоящему времени обеспечить достижение этой гуманной цели.

В этой связи назрел вопрос о формировании на континенте такой новой Евразийской системы комплексного обеспечения безопасности, сотрудничества и развития, которая стала бы альтернативой военно-блоковой, также как и построенным на идеологической, конфессиональной или националистической основах системам. Исходя из практики строительства интеграционных процессов в других регионах мира (зона НАФТА в Северной Америке, Европейский Союз?), в которых участвуют лишь локальные участники и не допускаются внешние претенденты на лидерство, ведущая роль в ней должна принадлежать именно странам Евразии. Это тем более важно, что процесс создания "трансъевразийской" системы международных отношений пытаются инициировать и взять под свой единоличный контроль отделенные от континента океанами США, вставшие на путь силового насаждения своего лидерства в мире и собственных, далеко не всеми принимаемых в Евразии представлений о том, как каждая страна и мировое сообщество в целом должны быть устроены.

Для мира и процветания Евразии не является достаточным обеспечение безопасности и гармоничного сотрудничества лишь в одном, отдельно взятом регионе, например в Европе, к чему сейчас настойчиво идут ее народы, если существуют серьезные проблемы в этой области в Азии. И наоборот. Именно поэтому кропотливая работа по укреплению безопасности должна строиться комплексно, с учетом всех составляющих этого сложного явления, в едином пространственном ключе, при безусловном уважении интересов безопасности каждого из государств и в целом Евразийского континента, сообразуясь с интересами глобальной безопасности.

Казалось бы, в теоретическом плане в этом нет ничего нового. Обеспечение целостной континентальной безопасности ? дело для живущих в Евразии народов жизненно важное. Но этого возможно достичь лишь на основе коллективной выработки и последовательного, настойчивого осуществления единой евразийской политики безопасности, сотрудничества и развития.

Практика последнего десятилетия, однако, показывает, что в реальной политике жизненно важный континентальный евразийский подход к обеспечению безопасности отсутствует даже в странах, географически расположенных в обеих частях Евразии ? России, Казахстане и Турции, хотя две последние занимают соответственно в Азии и Европе лишь небольшие участки территории.

Дело в том, что, как уже отмечалось, все мировые и другие крупнейшие войны последних столетий зарождались именно в Евразии. Причина ? в Евразии не было (да и не могло тогда быть) единой надежной континентальной (евразийской) системы безопасности: некому было этим эффективно (авторитетно) заняться, да и условий для этого не было. Не могла претендовать на эту роль и наша держава. С одной стороны, начиная с XVII века Россия (потом СССР) как крупнейшая (срединная) держава Евразии в глазах мира представляла собой сначала "деспотичную" империю, затем ? "рассадник" коммунизма. Правда, у имперских Англии и Франции репутация в этом плане также была невысокой. С другой стороны, в разные эпохи налицо были явно агрессивные государства ? Франция, Германия, Италия, Япония. А когда такие государства существуют ? никакая система безопасности, основанная на не силовых принципах, невозможна. Кроме того, менталитет всех народов допускал войну как нормальное явление. И лишь теперь мировое сообщество достигло понимания того, что Третья мировая война недопустима. К тому же сейчас на Евразийском континенте нет явно выраженного агрессора, а стремящиеся силовым путем диктовать миру свое видение решения международных проблем и сделать его послушным США находятся за океанами, да и не имеют, по всей вероятности, намерения (и возможностей) вбомбить мир в мировую войну ради плохо воспринимаемых после "экспериментов" с Югославией, Советским Союзом, Афганистаном и Ираком заидеологизированных представлений о демократии и правах человека новыми объектами таких экспериментов.

Все это позволяет надеяться на возможность активизации поиска новых путей укрепления международной безопасности. Активно на этом направлении действуют лидеры входящих в Шанхайскую Организацию Сотрудничества Китая, России и ряда других, тяготеющих к китайской границе стран СНГ, к тесному партнерству с которыми стремятся еще несколько государств.

2. ШОС как модель построения международных отношений на новых (не силовых) принципах
Несмотря на наличие, как и в любом другом сложном коллективном деле, ряда проблем, следует признать, что ШОС смогла добиться за короткий по историческим меркам период времени выдающихся результатов, превратившись из узкорегиональной, имеющей прагматическую цель урегулирования приграничных вопросов, во влиятельную комплексную по решаемым задачам международную организацию.

Чрезвычайно результативной, прорывной в плане поиска новых решений оказалась объявленная 26 апреля 1996 г. в китайском городе Шанхае инициатива четырех государств СНГ (России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана) и КНР ("шанхайская инициатива"), первоначально призванная содействовать укреплению доверия и снижению уровня военного противостояния вдоль веками непросто складывавшейся границы между Россией (СССР) и Китаем. В итоге кропотливой подготовительной работы на первом и втором саммитах "Шанхайской пятерки" и настойчивого проведения замысла в жизнь была создана уникальная 200-километровая (по 100 км с каждой стороны) "полоса доверия" вдоль всех 7,5 тыс. км совместной границы, откуда выведены регулярные вооруженные силы стран-участниц "шанхайской инициативы". Никто никогда не решал подобную задачу так кардинально и столь быстро.

В "Соглашении об укреплении доверия в военной области в районе границы" предусматривалось, что вооруженные силы сторон, дислоцированные вблизи границы, не будут проводить военных маневров, направленных против другой стороны, предписывалось уведомление участниками Соглашения друг друга о важных военных мероприятиях, осуществляемых в их 100-километровой приграничной полосе. Соглашением ограничивало масштабы, зоны и число военных учений в районе границы. Все это сняло опасность провоцирования войн и пограничных конфликтов с применением вооруженной силы в зоне общей границы.

24 апреля 1997 г., на втором саммите "Шанхайской пятерки", состоявшемся в Москве, его участниками было подписано Соглашение о разводе войск и взаимном сокращении вооруженных сил в районе, расположенном на глубину в 100 км по обе стороны от линии границы между Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, с одной стороны, и Китаем ? с другой. Вооруженным силам, остающимся в районе границы, был придан исключительно оборонительный характер. В Пекине это соглашение с полным основанием назвали "новой моделью обеспечения региональной безопасности" и важнейшим международным событием года.

В целом урегулирование пограничных проблем способствовало ликвидации потенциальных очагов напряженности и возможных пограничных конфликтов в этом географически и этнически сложном регионе, что отвечало интересам безопасности всех участников "шанхайской инициативы".

Пять стран-подписантов создали в отличие от блоковой структуры, предполагающей воздействие в определенной ситуации на противную сторону военной силой, механизм такого взаимодействия, который как раз и предусматривает неприменение силы или угрозы силой друг против друга и воспрещает ведение военной деятельности, нарушающей спокойствие и стабильность в районе границы.

Соглашения предусматривают новаторскую концепцию обеспечения безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе в новых условиях: не ослабление друг друга, не наращивание войск и расширение военных блоков, а укрепление доверия и взаимное сокращение вооружений, не провоцирование обстановки подозрительности, а обеспечение предсказуемости, прозрачности, контролируемости действий сторон.

Но при всей важности пограничный вопрос ? не единственное достижение участников "Шанхайской пятерки". На третьем саммите "пятерки", состоявшемся в столице Казахстана Алматы 3 июля 1998 г., в совместном заявлении участников встречи было выражено желание продвигаться вперед по пути сотрудничества на других направлениях. Россия и Китай позитивно оценили выдвинутую центральноазиатскими государствами инициативу о создании в этом регионе зоны, свободной от ядерного оружия (подготовка к подписанию Договора о создании в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия, была спустя 6 лет завершена; процедура подписания состоялась 8 сентября 2006 г., в 15-ю годовщину закрытия Семипалатинского полигона). "Пятерка" выразила намерение принимать меры по борьбе с международным терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия, наркотиков и психотропных средств. Участники саммита выразили желание поощрять и поддерживать различные формы межрегионального торгово-экономического сотрудничества и приграничных связей. Они обязались также не допускать использования территорий своих государств для организации деятельности, наносящей ущерб суверенитету, безопасности и общественному порядку какого-либо из пяти государств.

Четвертая встреча "Шанхайской пятерки", проведенная в августе 1999 г. в Кыргызстане, ознаменовалась подписанием Бишкекской декларации, предусматривающей меры взаимодействия участников форума в борьбе с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и контрабандой оружия, нелегальной миграцией и другими формами трансграничной преступной деятельности.

На пятом саммите "пятерки", состоявшемся в июле 2000 г. в столице Таджикистана Душанбе, в качестве гостя принял участие и президент Узбекистана, не имеющего общей границы с Китаем. Авторы "шанхайской инициативы" и Узбекистан в принципе договорились о создании "Шанхайского форума" и регионального антитеррористического центра. Решение о преобразовании "пятерки" в форум обосновывалось необходимостью комплексного рассмотрения широкого круга вопросов жизнедеятельности шести стран (безопасность, правоохранительная работа, внешняя политика, экономика, культура и др.).

Проведенная в течение пяти лет колоссальная созидательная миротворческая работа создала условия для того, чтобы 16 июня 2001 г. снова в Шанхае на встрече глав шести государств бывшей пятерки ? России, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана ? и присоединившегося к ним Узбекистана было официально объявлено о создании международной структуры нового типа ? Шанхайской организации сотрудничества, охватывающей значительную часть Евразии (достаточно сказать, что Россия и Казахстан ? евразийские по своему географическому положению государства) и открытой для всех, призванной работать на "решение широких задач безопасности и развития".

На страны ШОС уже сейчас приходится 3/5 территории Евразийского континента и 1/4 населения мира, а с приемом в организацию таких изъявивших об этом желание стран, как Индия, Пакистан и некоторые другие, может статься, что на территории членов ШОС будет проживать большая часть населения Земли, что позволит значительно расширить территориальные и политические границы влияния Организации. Они обладают богатыми природными ресурсами и большой взаимодополняемостью в экономике, и уже сейчас Организация представляет собой макрорегиональное объединение, в рамках которого решается крупный комплекс проблем ? от вопросов безопасности до перспектив экономического развития.

Новая региональная организация открыто заявила о своих целях и задачах, предусматривающих укрепление между государствами-участниками ШОС взаимного доверия, дружбы и добрососедства, поддержание и обеспечение мира, безопасности и стабильности в регионе, стимулирование эффективного комплексного сотрудничества между ними в политической, торгово-экономической, научно-технической, энергетической, транспортной, экологической, культурной и других областях. Страны-участницы пришли к выводу о необходимости всемерно укреплять и поощрять широкомасштабное и долгосрочное сотрудничество в экономике, стержнем которого становится энергетическая составляющая, а также решение крупных задач в области трубопроводного, железнодорожного, автомобильного, водного и воздушного видов транспорта как между ними, так и с выходом на другие страны. Стороны приветствовали участие в строительных проектах, а также инвестициях в экономические проекты на их территориях всех заинтересованных государств и компаний других стран.

В рамках ШОС намечены долгосрочные цели развития, предусматривающие постепенное движение к свободному обращению товаров, капитала, услуг и технологий. Определены задачи по благоприятствованию торговле и инвестициям. Разработаны программы научного и технико-экономического сотрудничества с приоритетной ориентацией на энергетику, транспорт, телекоммуникации, сельское хозяйство. Предложены конкретные меры по развитию экономического обмена в соответствии с принятой в 2003 г. Программой многостороннего торгово-экономического сотрудничества, рассчитанной на 20 лет, а это ? серьезная заявка на создание единого экономического пространства ШОС. В частности, в дни празднования пятилетнего юбилея Организации президент России В.В. Путин предложил создать Энергетический клуб ШОС , что позволит разработать и принять своего рода внутренний "устав" для государств-членов объединения, а затем использовать его положения для выработки общих правил торговли энергоносителями с иными странами. Можно сетовать на то, что Программа "плохо раскручивается". Но ведь ей всего три года! Ничего подобного нет у НАТО. Нет этого и ОБСЕ, которую с учетом определенного кризиса в ее деятельности нужно укреплять, подтягивать до уровня ШОС, формируя западный фланг Евразийской конфигурации комплексной системы безопасности, сотрудничества и развития.

Цели и принципы ШОС отвечают интересам всех ее участников, они предполагают взаимное доверие, взаимную выгоду, равенство, сотрудничество, уважение к цивилизационному многообразию (на территории входящих в нее стран проживают около 150 наций и народностей), стремление к совместному развитию и добрососедству, содействие безопасности и благосостоянию друг друга.

Авторитет ШОС растет и за счет институализации Организации.Как новое международное объединение ШОС закрепила свой правовой статус и значение 7 июня 2002 г. принятием на очередном форуме глав шести стран в Санкт-Петербурге соответствующих документов. Были, в частности, приняты: Декларация глав государств-членов ШОС, Хартия и Устав ШОС и Соглашение о Региональной антитеррористической структуре. После ратификации участниками ШОС названных документов вступили в силу все механизмы этой организации, что немаловажно для эффективности деятельности любого объединения.

Высшим органом ШОС определен Совет глав государств, который собирается один раз в год и определяет основные направления деятельности Организации, решает принципиальные вопросы ее внутреннего устройства и функционирования, взаимодействия с другими государствами и международными организациями. Вторым по значимости является Совет глав правительств, который раз в год принимает бюджет ШОС и решает вопросы развития взаимодействия в экономической сфере. Совет министров иностранных дел стран-членов ШОС рассматривает вопросы текущей деятельности Организации, подготовки заседаний Совета глав государств и правительств и проведения консультаций по международным проблемам, затрагивающим ее интересы.

Для рассмотрения конкретных вопросов взаимодействия в соответствующих областях в рамках ШОС руководители министерств и ведомств стран-членов Организации проводят регулярные совещания, которые готовятся специалистами-экспертами. Координацию и управление текущей деятельностью ШОС осуществляет Совет национальных координаторов, который проводит подготовку заседаний Совета глав государств, Совета глав правительств и Совета министров иностранных дел. Совет координаторов собирается не реже трех раз в год.

Постоянно действующим административным органом ШОС является размещенный в Пекине Секретариат, который осуществляет организационно-техническое обеспечение всех мероприятий, проводимых в рамках ШОС, и готовит предложения по ежегодному бюджету Организации. Важно, что Исполнительный секретарь и его заместители назначаются на ротационной основе по представлению Совета министров иностранных дел сроком на три года.

30 мая 2006 г. была проведена первая встреча руководителей парламентов стран-членов ШОС. Принимая участников встречи в Кремле, президент России В.В. Путин призвал парламентариев сосредоточиться на законодательной работе Организации, с тем чтобы повысить ее эффективность.

Участники парламентской встречи ШОС приняли совместное заявление, в котором декларировали намерение обмениваться законодательным опытом и юридической информацией, а также вести работу над гармонизацией законодательства всех стран-членов и по ускорению ратификации общих документов. Парламентарии приветствовали создание Делового совета и Межбанковского объединения ШОС. "Все это будет способствовать повышению эффективности деятельности организации", ? говорится в документе. Кроме того, они условились, что межпарламентские встречи будут проводиться регулярно, по очереди в каждой из стран ШОС, а очередность будет определяться по заглавным буквам в названиях стран, в соответствии с русским алфавитом. Помимо встреч на уровне руководителей парламентов уже в 2007 г. состоятся совместные заседания профильных комитетов законодательных органов стран ШОС. Цель таких регулярных встреч и совместных заседаний ? создание Межпарламентской ассамблеи ШОС.

Основными направлениями межпарламентского сотрудничества решено считать, с одной стороны, проблемы национальной безопасности, борьбы с терроризмом, экстремизмом, торговлей людьми, оружием и наркотиками, с другой ? интенсификацию деловых отношений .

Весьма важным шагом ШОС в области обеспечения общей безопасности перед лицом новых вызовов и угроз стало подписание 7 июня 2002 г. упоминавшегося выше Соглашения о Региональной антитеррористической структуре (РАТС). Депозитарием соглашения стала КНР, что свидетельствовало о важной роли Китая в этой организации. РАТС ? постоянно действующий орган ШОС со штаб-квартирой в Ташкенте, предназначенный для содействия координации и взаимодействию компетентных органов сторон в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Он имеет статус юридического лица и право заключать договоры, приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, открывать и вести банковские счета, возбуждать иски в судах и участвовать в судебных разбирательствах. Эти права от имени РАТС осуществляются директором Исполнительного комитета РАТС. Основными задачами и функциями РАТС являются разработка предложений по борьбе с терроризмом, содействие компетентным органам, сбор и анализ информации, формирование банка данных о лицах и организациях, оказывающих поддержку терроризму, сепаратизму и экстремизму, содействие в подготовке и проведении оперативно-розыскных и иных мероприятий по борьбе с названными явлениями, поддержание контактов с международными организациями.

Организационное становление ШОС положило начало новому этапу в ее жизни ? этапу функционирования ШОС как полноценного многостороннего объединения с постоянно действующими органами. Регламентируются формы международных связей Организации, включая порядок предоставления статуса наблюдателя и партнера по диалогу, а также прием в ШОС новых членов.

Коллективная деятельность в рамках ШОС не подменяет двусторонние отношения между странами, входящими в эту Организацию, которые развиваются в соответствии с интересами и возможностями партнеров.

Следует подчеркнуть что, новая геополитическая роль ШОС в значительной степени определяется исламским фактором, существенным образом влияющем на ситуацию как в регионе, так и в Евразии в целом. После распада СССР и образования новых независимых государств в этом регионе, как и в других частях Евразии, начался интенсивный процесс возрождения ислама при сохранении светского характера государственной власти и недопущении политизации религии. Война в Афганистане обострила обстановку в Узбекистане, экстремальные проявления межэтнической и межклановой борьбы наблюдались в Таджикистане и Кыргызстане. Однако методы решения острых вопросов в рамках ШОС коренным образом отличаются от тех, что используют США и НАТО. Предпочтение отдается мерам предупреждения, и лишь в крайних случаях применяются силовые методы. Нынешние руководители центральноазиатских республик с преимущественно мусульманским населением считают весьма актуальным вопрос противодействия идеологии религиозного фанатизма, которая захватывает и отравляет сознание в первую очередь подрастающего поколения и превращает его в послушное орудие в руках различных террористических формирований и движений.

Широкомасштабные военные действия США и стран НАТО в исламских Афганистане и Ираке оказали мировому сообществу "медвежью услугу" в борьбе с терроризмом, который стал приобретать все более широкие масштабы как ответная реакция на открытую войну США против исламских государств и их народов в целом. После 11 сентября 2001 г. предпринятые США военные действия против Афганистана привели к усилению позиций в Центральной Азии возглавляемой ими НАТО. 5 октября 2001 г. в Узбекистан прибыл министр обороны США Д. Рамсфелд, и Ташкент объявил о предоставлении Вашингтону права использовать один из своих аэродромов "для доставки гуманитарных грузов". Одновременно в Узбекистан были направлены 1000 военнослужащих 10-го горного дивизиона США.

19 декабря 2001 г. Кыргызстан принял решение о предоставлении США бишкекского аэропорта Манас сроком на один год. В дальнейшем срок действия договора регулярно продлевался. Свои интересы руководители Кыргызстана увидели в том, что ответственность за безопасность страны в какой-то степени перекладывалась на США, которые к тому же за свою военную базу стали вносить хорошую арендную плату, что, в принципе, было не лишним для испытывающей серьезные проблемы экономики страны.

Однако Вашингтон уютно чувствует себя лидером лишь в периоды конфронтаций и то лишь в их начальной стадии, в то время как в Евразии на современном этапе востребованы не подавление соперников и навязывание своей воли, а способность учитывать многообразные и разносторонние интересы и обеспечивать достижение их реального признания всеми странами континента.

Односторонние действия, если они не поддержаны всем мировым сообществом, не устраняют, а, наоборот, повышают степень террористических и иных угроз. Неутихающая война в Афганистане, дающая метастазы в Пакистан и Индию, гражданская война в Ираке, строптивая политика КНДР и Ирана, отказ стран Центральной Азии от дальнейшего военного присутствия США в субрегионе наглядно показывают, что старые силовые методы перестали себя оправдывать. Поддерживаемые США реорганизация ГУАМ и планирующееся создание миротворческих сил для этой структуры, организация "демократической оси" от Прибалтики до Грузии, американские проекты "Большой Центральной Азии", попытки США "внедриться" в Грузию и другие проблемные страны Кавказа и другие явления современной международной жизни вызывают ответные действия других стран, имеющих здесь более веские жизненные интересы, в первую очередь России и Китая. На все находится асимметричный ответ. В определенной степени таким ответом и стало создание ШОС.

К успехам ШОС в последнее время приглядываются другие страны СНГ, которые, кстати, впервые за несколько лет собрались в июне сего года на свой саммит в полном составе в России, что тоже примечательно с точки зрения понимания ситуации в Евразии и в мире в целом.

По мнению профессора МГИМО(У) МИД РФ С.Г. Лузянина, негласно происходит сближение российских проектов (ОДКБ, ЕврАзЭС /июльские 2006 года саммиты которых в Минске впервые были совмещены по времени и пространству, и в них участвовали все высшие руководители стран-участниц этих организаций. ? В.З./) с ШОС. (М. Шаймиев даже предсказывает слияние этих организаций. ? В.З.). Вряд ли произойдет их какое-то организационное слияние, но китайский ресурс в укреплении центральноазиазиатского ядра СНГ будет использован в ближайшее время в гораздо большем объеме, чем сегодня. В.В. Путин и Ху Цзиньтао, купировав свои разногласия по Центральной Азии, в рамках единого проекта ШОС сумели предложить региону СНГ свою повестку безопасности, развития и модернизации. Привлекательность данной повестки для местных элит заключается, считает С.Г. Лузянин, в том, что она не предполагает насильственной демократизации (по западному типу. ? В.З.) существующих режимов по заранее заданной схеме, полностью их поддерживает и дает возможность наиболее проблемным странам (Таджикистану, Киргизии, Узбекистану) для экономического развития за счет ресурсов более развитых ? Китая, России, Казахстана . Этого хотели бы и страны Кавказа.

Тем не менее, военное присутствие и растущее доминирование США в Центральной Азии привели к ослаблению, правда временному, российских позиций в этом регионе и ограничивают суверенитет принимающих у себя американских военных государств СНГ. В стремлении сохранить свое влияние на развитие событий в странах Центральной Азии и военно-политическую обстановку в регионе, а также обеспечить собственную безопасность Россия предприняла ряд мер по объединению усилий дружественных ей стран в целях достижения единства и сплоченности в борьбе за мир и суверенное развитие этих стран и ограждение их от международного терроризма. 23 октября 2003 г. президенты России и Кыргызстана В.В. Путин и А. Акаев торжественно открыли российскую военную базу в Канте, также неподалеку от Бишкека. Впоследствии Узбекистан отказал Соединенным Штатам в военном присутствии в стране.

Многие политологи ошибочно (а может быть, в пропагандистских целях) представляют создание ШОС как противовес строительству Единой Европы и глобальному продвижению НАТО. Однако в первом случае стабильная и предсказуемая Европа может стать лишь образцом для построения аналогичных отношений при создании Единой Азии (восточную часть которой выстраивает Китай) и партнером в строительстве Единой Европы, обезопашенной от различных угроз внутреннего и внешнего порядка, безопасной для других регионов планеты, идущей по пути сотрудничества и развития.

Безусловно, постоянная кропотливая работа ШОС и принимаемые ею конкретные меры призваны способствовать снятию международной напряженности, предотвращению межнациональных и межрелигиозных конфликтов, обеспечению безопасности и стабильности всех стран-участниц этой межгосударственной организации. Очень важно, что при этом ШОС не намерена превращаться в военно-политический блок типа НАТО, действует другими методами, решая фактически более широкие задачи, чем этот блок, являясь, скорее, политико-экономической организацией, решающей вопросы комплексной безопасности.

Об этом заявил в то время министр обороны России С.Б. Иванов на встрече в апреле 2006 г. в Пекине глав военных ведомств стран-участниц ШОС. По словам министра, деятельность ШОС не направлена против других стран, тем не менее, имеет своей целью поддержание стабильности, порядка и безопасности на территории, на которой проживает более половины населения земного шара". Сравнивая ШОС с НАТО, С.Б. Иванов, отметив приоритетное значение экономического сотрудничества в рамках Организации 6 стран, подчеркнул, что "в области совместной безопасности ШОС решает больший спектр задач, чем, к примеру, НАТО". Причем они отличаются и по методам их решения. Так, в рамках ШОС страны взаимодействуют по линии правоохранительных органов, ведут борьбу с распространением наркотиков, борются с международным терроризмом. Все эти факторы, по словам российского министра, делают ШОС весьма перспективным партнером для Запада в Центральной и Юго-Восточной Азии. Налаживание таких контактов вполне бы оправдало поднятие статуса ШОС как евразийской организации .

ШОС, считает С.Г. Лузянин, является открытой международной организацией и имеет хорошие перспективы для своего дальнейшего развития и расширения. Она готова к сотрудничеству с другими странами, международными и региональными организациями, открывает дверь желающим вступить в ШОС и признающим ее цели и задачи. При этом все страны-участницы ШОС придерживаются принципов неприсоединения и невступления в союз, неориентирования против других стран и регионов. Строго соблюдая Устав ООН, они ведут равноправные переговоры и координируют действия в региональных и международных делах в целях совместного содействия миру и развитию стабильности как в регионе, так и на всей планете.

На фоне таких глобальных и крупных региональных организаций, как ООН, ЕС, НАТО, АСЕАН и др., ШОС прошла свой, уникальный путь становления. Специфика институализации ШОС в том, что она, оформившись на уровне двусторонних приграничных отношений по вопросам безопасности и военного сотрудничества, прошла этап взаимодействия пяти приграничных государств и после вступления Узбекистана, не являющегося приграничным соседом Китая, превратилась в полноценную макрорегиональную структуру. Другая особенность ее в том, что она в статусном отношении не является ни военным блоком, как НАТО, ни открытым регулярным совещанием по безопасности, как АРФ, где участвует и Россия занимая, условно говоря, промежуточную позицию. Последняя, отмечает С.Г. Лузянин, позволяет ШОС действовать, опираясь на межгосударственные структуры, настойчиво и в то же время гибко в широком политическом диапазоне, не нарушая международных правил и положений ООН .

Деятельность ШОС, особенно борьба с международным терроризмом, радикальным экстремизмом, сепаратизмом, наркотрафиком и организованной преступностью имеет отнюдь не только региональное значение. О готовности сотрудничать с ШОС заявил, поэтому, ряд международных организаций, в том числе ООН, налажены официальные контакты с секретариатом Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, ЕврАзЭС, ОДКБ, СНГ, АСЕАН, просят о вступлении в Организацию отдельные страны, среди которых Монголия, Индия, Пакистан, Иран (условием для принятия которого могло бы стать присоединение к безъядерному статусу зоны Центральной Азии), получившие статус наблюдателя (этот статус официально запрашивали Белоруссия, Шри-Ланка и США /Вашингтону было на данном этапе отказано/), изъявили желание вступить в нее, однако на июньском юбилейном саммите в Шанхае был объявлен временный мораторий на расширение Организации; активно работает "контактная группа" ШОС с Афганистаном, на территории которого после ввода войск НАТО производство наркотиков резко увеличилось (достаточно сказать, что в этой стране в 2005 г. произведено 87 % мирового и почти 100 % европейского потребления героина) .

Наработанные и активно реализуемые российско-китайские и коллективные правовые документы государств-участников ШОС ? хороший пример того, как надо решать острые и деликатные (вспомним многолетнее противостояние СССР и Китая в 1960 ? 80-е годы) вопросы, относящиеся к области национальной, региональной и глобальной безопасности, не путем наращивания войск и расширения военных блоков, как это делают сейчас натовцы, не провоцированием обстановки подозрительности, а через укрепление доверия, обеспечение предсказуемости, прозрачности, контролируемости действий сторон, что равносильно (алтернативно) наращиванию вооружений и гораздо экономичнее (можно даже сказать ? прибыльнее), так как позволяет использовать сэкономленные финансы на решение других вопросов в рамках комплексного обеспечения безопасности. С другой стороны, эти документы демонстрируют два полярно противоположных подхода к России: на Западе НАТО во главе с США со всех сторон приближает свою военную инфраструктуру к границам России (в т.ч. в бывших странах Организации Варшавского Договора и в южном азиатском "подбрюшье" страны, а также на территориях бывших республик СССР), а на Востоке ряд стран СНГ и КНР создают вместе с ней как бы буферную внеблоковую зону, где ограничивается присутствие войск и вступают в силу четкие, договорно обеспеченные меры доверия, открытые для всех соседей.

Чрезвычайно важно использовать данный опыт и для создания аналогичных ?зон доверия? вдоль остальных участков границы бывшего СССР и сегодняшней России с другими сопредельными странами (то есть трансформировать подход Шанхайской инициативы), что в конце-концов призвано привести к созданию единой зоны мира и добрососедства в центральной и восточной частях материка Евразии как одной из основ будущей Евразийской системы комплексного обеспечения безопасности, сотрудничества и развития. К этому процессу могли бы постепенно присоединяться другие государства Евразии, включая страны НАТО, что превратило бы этот континент, не раз становившийся источником и главной ареной мировых войн, в гаранта мира, безопасности и прогрессивного развития всей нашей планеты в Третьем тысячелетии.

В условиях сохранения нестабильности на Балканах, Кавказе, Ближнем Востоке, в Центральной, Южной и Восточной Азии, попыток решать комплексные, веками накапливавшиеся проблемы силовыми методами, ослабления сдерживающих функций ООН и ОБСЕ перспективы развития международной ситуации на Евразийском континенте в целом как основы всеобщей безопасности вызывают особую озабоченность.

В принципе, радует уже одно то, что в последние годы появилось большое число не только ученых и политиков, но и бизнесменов, которые по тому или иному поводу обращаются к евразийской проблематике.

По мнению известного российского политолога К. Брутенца, мировые центры все активнее приспосабливают свою политику к развивающемуся трансъевразийскому процессу. "У Соединенных Штатов, ? считает он, ? формируется евразийская стратегия. На Евразию нацеливается и НАТО. Япония говорит о евразийской дипломатии. В Европе, которая, по выражению западных журналистов, ??вовсю ухаживает?? за Азией также все чаще мыслят евразийскими категориями, такие понятия, как ??система взаимоотношений?? в Евразии, ??порядок?? в Евразии и т.д., начинают входить в словарь международной политики".

К этому следует добавить, что в последнее десятилетие на политическую, экономическую и научную арену вышли и с различной степенью активности и эффективности в России действуют Евразийская партия, сталелитейный холдинг "Evraz Group", Евразийский банк развития (совместное российско-казахстанское предприятие), Евразийское астрономическое сообщество, Евразийский открытый институт, Институт проблем безопасности и развития Евразии и другие субъекты, выходят в свет несколько периодических изданий, в названиях которых присутствует слово "Евразия". Старейшим трансъевразийским предприятием по праву может считаться Транссибирская железнодорожная магистраль, имеющая выход на многочисленные железнодорожные маршруты в Европе и Азии. Одна из старейших в США политико-аналитических организаций ? Фонд Карнеги имеет дирекцию программ России и Евразии. Освоение просторов Евразии положено в основу экономической политики американской "Амоко Евразия петролеум компани". В отличие от российского МИДа госдепартамент США создал специальное подразделение, отвечающее за координацию американской политики в отношении Евразии.

3. Участники ШОС и евразийский процесс
Создание и укрепление Шанхайской организации сотрудничества ? событие неординарного порядка. Уже первые годы деятельности показали, что ее нынешний и планируемый состав и интересы распространяются далеко за пределы Азиатско-Восточноевропейского региона. По оценке В.В. Путина, содержащейся в поздравительном послании в адрес исполнительного секретаря ШОС Чжан Дэгуана по случаю начала функционирования Секретариата Организации, речь идет о трансконтинентальном объединении, органически связывающем евроатлантический (скорее ? западноевропейский. ? В.З.) и восточноазиатский фланги международной жизни. Чжан Дэгуан, в свою очередь, считает, что "создание ШОС и определенные ею цели и принципы отвечают объективной тенденции развития международной политики и экономики в эпоху глобализации и реальной потребности развертывания многостороннего сотрудничества между государствами Евразийского региона" . Это еще не реальность, но вполне осязаемая и достижимая цель. Именно поэтому, по содержанию своей деятельности и принципам ее организации ШОС вполне может стать ядром, основой, своего рода моделью формирования Евразийской системы комплексного обеспечения безопасности, сотрудничества и развития.

Естественно, что не все страны-участницы ШОС обладают одинаковой способностью влиять на события в Евразии, но вклад каждой из них может быть уникальным и весомым. Каждая из них, участвуя в разнообразных международных объединениях, приобрела бесценный опыт конструктивного решения сложнейших и, порой, крайне острых межгосударственных, межнациональных и внутренних проблем на основе доверительного сотрудничества с партнерами в интересах всеобщей безопасности и соразвития.

Страны Центральной Азии
Конструктивная роль Казахстана и лично его президента Н.А. Назарбаева в инициировании и претворении в жизнь многих позитивных начинаний на постсоветском и широком евразийском пространствах общепризнанна. Казахстан ? единственная центральноазиатская страна, имеющая часть своей территории в Европе, населенная представителями нескольких десятков наций и народностей, причем этнически примерно поровну они имеют европейское (большей частью ? славянское) и азиатское происхождение. Весьма характерно, в этом плане высказывание о Казахстане губернатора Омской области Л.К. Полежаева, выросшего в этой бывшей республике СССР. "В 1950-х и 19б0-х годах, ? пишет он, ? кого там только не было! Раскулаченные, депортированные с Кавказа, высланные из Поволжья, Прибалтики, Западной Украины... Казахстан впитал в себя слезы всех народов России. Меня воспитывали казахи, немцы, чеченцы? Людей объединяли общая судьба, общее горе, общие радости, общая работа. Это была общность людей, в которой не было места национальным предрассудкам" .

Эта страна, отличающаяся тесным взаимодействием разнообразных культур и конфессий, вставшая на путь индустриально-инновационного развития, обладает наиболее крупным из государств данного субрегиона духовным, экономическим и военно-политическим потенциалом и желанием проецировать свое влияние на развитие ситуации в Евразии.

Воспользовавшись давно полученными званиями почетного профессора многих ведущих вузов своей страны, президент Казахстана Н. Назарбаев в мае 2006 г. общался в формате двухчасовой лекции, которая напрямую транслировалась во всех казахстанских институтах, со студенческой молодежью.

Естественно, не обошлось без разговора о "евразийской идее". И Н.А. Назарбаев, известный своими инициативами в создании различных интеграционных объединений на постсоветском пространстве, не смог не поделиться с молодым поколением своими планами в этом направлений: "Три практические вещи ? ЕврАзЭС, СВМДА (Совещание по взаимным мерам доверия в Азии), ШОС ? это три составляющие будущего евразийства. Я думаю, что эти организации в будущем объединятся и, в конечном счете, большая евразийская идея, единство Евразийского континента победят. И духовной столицей ? сердцем Евразии может стать Астана".

Однако, как представляется, Казахстан, являясь сравнительно молодым государством, не имеющим достаточно прочных традиций и опыта строительства международных отношений, вряд ли может рассчитывать на то, что поднаторевшие в этой области страны "старой" Европы или многомиллионные по численности населения страны Восточной и Южной Азии согласятся на его единоличное лидерство в столь сложном деле, как миростроительство на огромном Евразийском континенте. Даже позитивные в целом попытки инициировать формирование Евразийского союза, а совсем недавно и Центрально-Азиатского союза (ЦАС) были поддержаны далеко не всеми казахскими соседями и, особенно в последнем случае ? Узбекистаном. Причина ? нежелание видеть в качестве лидера Казахстан.

Очевидно, что и Узбекистан ? быстро набирающая международный авторитет и влияние вторая по совокупной мощи центральноазиатская страна, чья многовековая культура внесла немалый вклад в развитие евразийской культуры и о роли которой в судьбе многих народов СССР в годы Великой Отечественной войны и послевоенной разрухи можно было бы сказать не меньше теплых слов, чем о Казахстане, и последовательно, в тесном взаимодействии с соседями решающие свои и региональные проблемы безопасности и развития Таджикистан и Кыргызстан тем более в состоянии играть в процессах создания новой конфигурации евразийского мироустройства важную, но лишь вспомогательную роль.

Китай
Китайское руководство продемонстрировало завидное умение справляться с вызовами и трудностями, порожденными спецификой внутренних преобразований в последние полвека Второго тысячелетия. Это позволило Китаю более активно включиться в бурно протекающие международные процессы.

Шанхайская инициатива, ведущая роль в создании Шанхайской организации сотрудничества, стали первыми шагами на пути претендующего на роль нового лидера мирового масштаба, быстро развивающегося Китая. Безусловно, названные инициативы связаны, в первую очередь, с необходимостью создания внешних условий для собственного экономического развития, гармонизации межнациональных отношений внутри страны, особенно в Синьцзяне. Однако этим миссия Китая в Третьем тысячелетии вряд ли ограничится, о чем свидетельствуют продуманные шаги на других направлениях. Сегодня китайское руководство значительное внимание уделяет не только делам близлежащего региона, но и своим отношениям с другими районами мира, в первую очередь с Объединенной Европой, получая при этом встречные импульсы от ее лидеров. Пекин намерен в полной мере воспользоваться предоставляющимися возможностями, чтобы "застолбить" свое присутствие (в том числе и политическое) в планах объединяющего 25 стран с общим 350-миллионным населением Евросоюза и стать новым альтернативным США глобальным "центром силы" .

В Китае понимают, что по сравнению с США и Японией экономическое и научно-техническое сотрудничество с Европейским Союзом связано с меньшим риском попасть в некую прогрессирующую политическую зависимость. У КНР и ЕС нет столкновения коренных интересов, даже наоборот ? уже многие годы наблюдается взаимное стремление к расширению экономического и технологического сотрудничества. Помимо этого, Объединенная Европа, как показал опыт, связанный с возвращением Китаю Гонконга и Макао, способна повлиять на ускорение решения тайваньской проблемы на устраивающих КНР условиях.

Кроме того, в КНР высоко оценивают взвешенную позицию официального Евросоюза, в значительной мере исключающую из европейско-китайских взаимоотношений так называемому идеологическую компоненту. Для сравнения можно отметить, что сильнейшее идеологическое давление со стороны Евросоюза на Россию не прекращается. Приоритетным же направлением в стратегическом взаимодействии КНР и ЕС стало экономическое сотрудничество. Одновременно глубоко интегрированная не только экономически, но и политически Европа становится, по оценке китайского руководства, все более наглядной и ощутимой реальностью, привлекательной действующей моделью цивилизационного объединения, на примере которой в перспективе можно было бы сформировать аналогичный каркас Восточноазиатского общего рынка. Развивающиеся интеграционные процессы в Восточной Азии, с которой в первую очередь связывает себя Китай, столь масштабны и беспрецедентны, что их успешная реализация принесет величайший международный авторитет стране, способный принять в этом деле роль лидера и главной движущей силы .

Евросоюз достаточно давно оказывает огромное, но сознательно не афишируемое влияние на баланс сил в различных регионах мира, включая КНР и окружающие ее страны. Эта внешне скрытая трансформация китайско-европейских отношений может привести далеко не к столь прогнозируемым последствиям, как это сегодня представляется конкурентам Евросоюза в отношениях с КНР, прежде всего США. Поддержка Россией тесного экономического, а в перспективе и политического взаимодействия Китая и Евросоюза способна придать импульс возникновению нового, трансъевразийского стратегического партнерства. Долгосрочным интересам как КНР, так и России отвечает мощный, политически однородный Евросоюз, способный твердо отстаивать общие с партнерами позиции в отношениях с другими центрами силы.

Китай, очевидно, заинтересован освоить успешную европейскую социальную технологию, обеспечивающую последовательное расширение ЕС и увеличение сферы его влияния. Эти перспективы должны быть пропорциональны способности абсорбировать существующие проблемные зоны. В Пекине видят в таком подходе возможность аналогичным образом мирно решать собственную тайваньскую проблему .

В настоящий момент главная угроза поступательному развитию Китая исходит от внешних факторов. К ним относятся не столько объективные факторы, порожденные логикой мирового развития (хотя есть и такие, например, возможный в перспективе дефицит энергоносителей), сколько субъективные, продиктованные нежеланием определенных сил на Западе допустить "мирное возвышение" китайского государства.

Иными словами, по мере "возвышения" Китая внешняя обстановка будет все менее благоприятной для него и, возможно, даже угрожающей. Чтобы разорвать этот порочный круг, руководству КНР придется перенести центр тяжести в сферу внешней политики, превратить дипломатию в приоритетный вид своей деятельности. Однако, по оценке специалистов двух авторитетных институтов Российской академии наук (Института Дальнего Востока и Института экономических стратегий), в среднесрочной перспективе Китай вряд ли пойдет на занятие лидирующей позиции не только в мировых, но и в трансконтинентальных процессах. Кроме того, следует учитывать, что Китай просто-напросто не имеет достаточного опыта разработки и претворения в жизнь комплексных многонациональных программ такого масштаба.

В Пекине традиционно придерживаются взвешенной и сдержанной позиции, уклоняются от вступления в жесткую конфронтацию с великими державами. Лидеры Китая демонстрируют приверженность стратегическому курсу, выдвинутому Дэн Сяопином: "Хладнокровно наблюдать, укреплять расшатанные позиции, проявляя выдержку, справляться с трудностями, держаться в тени и стараться ничем не проявлять себя, быть способным защищать свои незрелые взгляды, ни в коем случае не лезть вперед, на первое место, но при этом что-то делать" .

Судя по словам лидера Китая Цзян Цзэминя в настоящее время и в обозримом будущем, возможно, по крайней мере, до середины XXI века, Китай не будет стремиться обладать достаточно сильными позициями на международной арене. Задача состоит в том, чтобы в перспективе эти позиции были упрочены. Такой переход требует времени и усилий. Очевидно, Китай будет действовать по двум направлениям. С одной стороны, привлекать все полезное извне для решения внутренних проблем Китая, для наращивания совокупного государственного потенциала. С другой стороны, ? оставаться в стороне от международных конфликтов и споров, уходить от участия в войнах, столкновениях и т.п. за пределами Китая, что позволит сосредоточиться на решении своих задач.

В 2003 г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао выдвинул тезис о "подъеме Китая в условиях мира" . Это можно понимать как "мирное возвышение" Китая, причем на основе соразвития с другими государствами. Пекин с его философией "гармонии при сохранении различий", готовностью к учету интересов других и к соразвитию, действительно, лучше многих других стран подходит для роли равного среди равных в деле стабилизации международных отношений.

КНР нуждается во времени, в финансовых и научно-технических, технологических заимствованиях из-за рубежа для того, чтобы добиться целей развития. Дипломатия, внешняя политика рассматривается руководителями современного Китая как средство, помогающее решить эту задачу.

Поэтому КНР заинтересована в том, чтобы обеспечить несколько десятилетий работы в мирной обстановке, а также гарантировать невовлеченность Китая в конфликты на планете. Такая ориентация предполагает поддержание на протяжении всего этого времени нормальных отношений сотрудничества, прежде всего с США, и добрососедских отношений со всеми соседями КНР, включая Россию, Индию, Японию, страны АСЕАН.

Кроме того, для Пекина необходима выверенная система национальных приоритетов в сложном формате взаимосвязей между Китаем, США и Россией с тем, чтобы определить максимальную цену, которую готов заплатить Китай в случае негативного воздействия фактора сближения с Евросоюзом на китайско-американские и китайско-российские отношения.

В настоящее время для Китая особенно актуален "российский фактор" в его обширных отношениях со странами Евросоюза. Прежде всего, это касается сферы торгово-экономических связей. Для России же в долгосрочном плане выгоден такой вариант развития отношений Китая с Евросоюзом, который бы учитывал ее интересы и преимущественное положение между ними огромной страны, готовой к быстрому развитию. Следует, однако, подчеркнуть, что российская элита еще не смогла (или не захотела) сформулировать стратегию внешнеполитического поведения и внутреннего развития страны на пути формирования условий по превращению России в арену широкого евроазиатского сотрудничества.

Можно с большой долей уверенности прогнозировать дальнейший рост заинтересованности китайской стороны в России, усиление значения российского направления в общей структуре внешней политики КНР. Для Пекина чрезвычайно важно, что отношения с Россией в наименьшей степени (по сравнению со многими другими его партнерами) подвержены внешнему воздействию, прежде всего со стороны США.

В этом плане Китай остается одним из немногих государств, заинтересованных в том, чтобы Россия сохранила и упрочила статус великой державы, что служило бы гарантией принятия ею независимых решений в различных сферах . Китай пока явно не готов взять на себя всю ответственность лидера мирового или хотя бы евразийского масштаба, а ситуация на Евразийском континенте не терпит промедления в продвижении судьбоносных идей и решений.

Россия
Что касается идей создания региональных организаций, таких как Евразийский союз, Евразийское экономическое сообщество и Шанхайская организация сотрудничества, то изначально они принадлежали не России, а Казахстану и Китаю, хотя и были подхвачены и развиты ее авторитетом и влиянием. Однако при всей важности реализации этих идей для мира, безопасности и развития, роль и значение их все же ограничивается интересами непосредственных участников этих сообществ. Время же выдвигает новые требования к миростроительству и международным отношениям. По-новому звучат проблемы, стоящие и перед народами стран самого населенного континента Земли ? Евразии.

К сожалению, на континенте пока нет страны, способной взять на себя инициативу и ответственность за новое обустройство Евразии, кроме нашей державы.

Россия как самое крупное трансъевразийское государство, занимающее, как об этом говорится в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, "уникальное стратегическое положение на Евразийском континенте", должна, на наш взгляд, в первую очередь проявлять себя как субъект (актор) формирования единой евразийской (континентальной) системы безопасности, сотрудничества и развития, что, конечно, не исключает ее заинтересованность в мире, безопасности и стабильном развитии в каждой из частей Евразии, а также на других континентах и в целом на планете. Исходя из этого, Российскому государству в тесном взаимодействии с другими нациями жизненно важно приложить усилия, чтобы единая многострадальная Евразия, в которой оно занимает достойное место, стала основой глобальной безопасности и лидером прогресса в XXI веке.

Есть ли у него на это веские основания? Безусловно есть! Россию ныне никто серьезно не рассматривает имперским государством, а если и были у нее грехи вековой давности, то они искуплены избавлением мира от фашизма, в чем СССР сыграл решающую роль, а также выдающимся вкладом в создание переживающей кризис, но принесшей в мировую практику много полезного ООН, формирование хельсинкской системы европейской безопасности? Самостоятельность, которую Россия все ярче проявляет в международных делах, не несет угрозы другим народам и, как считает опытный и мудрый политик президент Татарстана М. Шаймиев, "естественна для ее нынешнего геополитического положения". "Преодолев в основном внутренний кризис, наша страна стремится вернуть себе утраченные позиции на международной арене, стать равноправным членом сообщества демократических государств", убежден М. Шаймиев. Поэтому, на наш взгляд, именно сегодняшняя Россия в силу своего евразийства ? геополитического положения срединной страны континента ? и неучастия в военных блоках способна выдвинуть и последовательно проводить в жизнь инициативу создания системы евразийской безопасности. Но нужен ли России этот тяжелый крест?

На наш взгляд, вопрос создания вокруг России и с ее участием комплексной коллективной системы евразийской безопасности, сотрудничества и развития важен для нашего государства по нескольким основным причинам:
- в связи с сохраняющейся нестабильностью ситуации в новом российском окружении;
- из-за попыток некоторых стран не допустить выхода России на равноправные позиции и оказывать на нее давление и с Запада, и с Востока;
- но главное ? необходимо создать мирные условия для ускорения завершения перехода экономики нашего государства на рыночные отношения и последующего его прогрессивного развития, а этого невозможно достичь без благоприятного внешнего окружения.
Все это показывает, что именно Россия призвана и должна стать связующим звеном и консолидирующей другие страны Евразийского континента державой. Причем этот статус не должен пугать соседей. Ведь сейчас представился наиболее удобный момент (особенно после того, как Е.М. Примаков сначала в качестве руководителя МИД, а затем и Правительства РФ много сделал для устранения прозападного "флюса" внешней политики страны, что в целом сохраняется и во внешней политике современного российского руководства, а Россия в 2006 г. возглавила "восьмерку" крупнейших держав мира и кабинет министров Совета Европы, решения которого носят, в отличие от резолюций Парламентской Ассамблеи СЕ обязательный характер) для аккуратного, ненавязчивого и вместе с тем четкого выдвижения и последовательного отстаивания именно Россией ? единственной континентальной державой, занимающей огромные территории и в Европе, и в Азии и граничащей с самым большим числом государств Евразии, ? злободневной для всего материка и действительно судьбоносной идеи. Идеи формирования на базе существующих институциональных и негосударственных организаций (с опорой на ОБСЕ, ШОС и АРФ, членом которых Россия является, на механизм встреч лидеров около 40 стран Азии и Европы /АЗЕМ/, с непременным подключением к последнему России, и на другие субъекты международных отношений) единой и универсальной Евразийской системы безопасности, сотрудничества и развития (ЕАСБСР) с участием в ней всех стран континента.

При создании ЕАСБСР немаловажное значение имеет учреждение единого координирующего органа. Дело в том, что каждый из действующих ныне субъектов коллективной международной политики (а их только на территории Евразии действует свыше 20) имеет свои штаб-квартиры, которые разбросаны по всему миру (Совет Европы ? в Страсбурге, ОБСЕ ? в Вене, НАТО ? в Брюсселе, СНГ ? в Минске, ЕврАзЭС ? в Астане, ШОС ? в Пекине, Совет Безопасности ООН ? в Нью-Йорке...) и порой не обеспечивают должное взаимодействие, достаточно тесные рабочие контакты между собой. Дело в том, что наличие многочисленных структур, занимающихся смежными проблемами того или иного региона лишь усложняет решение задач. МИД России, например, считает, что в своей деятельности Совет Европы, ОБСЕ и Евросоюз во многом дублируют друг друга, и сферы их деятельности нуждаются в разграничении. В этой связи весьма важно иметь такой трансъевразийский рабочий центр, который мог бы наиболее эффективно обеспечить деятельность ЕАСБСР. При этом Россия могла бы с полным основанием претендовать на роль страны пребывания штаб-квартиры этой организации. А в качестве первого шага она могла бы выступить с предложением об аккредитации в Москве международного оргядра для детальной проработки концептуальных и организационных вопросов, связанных с созданием ЕАСБСР и ее рабочих органов, вокруг которого могла бы развернуться достойная Третьего тысячелетия действительно благородная работа по созданию эффективной системы комплексного обеспечения безопасности, сотрудничества и развития в Евразии. Очень важно здесь слово "развитие", которое подразумевает перспективу не только мира, но и процветания.

В состоянии ли Россия ныне поднять и продвигать эту идею? В одиночку ? нет: экономическое возрождение еще только-только началось, ослаблена она и в военной сфере. Россия не имеет возможности, да и желания навязывать мир и безопасность силой, как это делают, а точнее ? оправдывают этими целями свои действия (как правило, направленные на решение иных задач) США, хотя фактор ее ядерного сдерживания и играет свою важную стабилизирующую роль.

Но в моральном и политическом плане Россия ? на высоте. Например, в вопросах международной безопасности (активная роль в ООН, постоянное членство в его СБ, лидерство при создании хельсинской системы безопасности в Европе и влиятельное членство в ОБСЕ, формирование новой политики ООН в области прав человека и международного права, плодотворное председательство в "Большой восьмерке" и правительстве Совета Европы в 2006 г., достаточно эффективное поддержание стабильности на постсоветском пространстве и бескомпромиссная борьба с терроризмом, выверенная дипломатическая позиция в ситуациях вокруг проблем бывшей Югославии, Ирака, КНДР и Ирана, последовательная позиция по сдерживанию вызывающей военной активности НАТО). К тому же у нас уже есть и вполне могут еще появиться новые сильные партнеры и союзники ? Китай и Индия в Азии, Франция и Германия в Европе. Все это обеспечивает России определенный авторитет на международной арене.

Кроме того, в нынешней мировой политике нередко решающую роль играют отнюдь не сверхдержавы. В АТР, например, именно объединение небольших стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) является инициатором формирования и движителем весьма дееспособной региональной системы комплексного обеспечения безопасности ? Асеановского регионального форума (АРФ), ныне объединяющего около 20 стран Европы и Азии, включая Россию.

В этой связи, на наш взгляд, следует и дальше развивать, несмотря на уже обозначившиеся сложности, процесс формирования межгосударственных отношений на принципе "стратегического партнерства в XXI веке".

В 1993 г. президенты России и США провозгласили "стратегическое партнерство", в 2002 г. подписали Декларацию о стратегическом партнерстве между двумя странами. Правда, потом этот термин заменили на "прагматическое партнерство", которое так и не превратилось в равноправное и стало, по мнению одного из представителей правящей Республиканской партии США, "сотрудничеством на некоторых направлениях". Более того, влиятельный сенатор-республиканец Р. Лугар ? один из идеологов формирования политики США по отношению к Москве ? назвал Россию в числе противников Соединенных Штатов, поставив ее в один ряд с Ираном и Венесуэлой . Однако следует отметить, что за последние 15 ? 20 лет отношения между Россией и США имели все же позитивную динамику и продолжают носить, по словам министра обороны РФ С.Б. Иванова, "характер партнерства".

Между тем в 1997 г. "равноправное доверительное партнерство, направленное на стратегическое взаимодействие в ХХI веке" решили развивать между собой Россия и Китай, где достижение подлинного "равенства" также остается для нашей страны в качестве ориентира на будущее. В 1998 г. Москва и Токио провозгласили в Московской декларации курс на построение "отвечающих их стратегическим и геополитическим интересам" отношений "долгосрочного созидательного партнерства" . В рамках "стратегического партнерства" строят отношения между собой Россия и Евросоюз. И процесс этот развивается.

Несмотря на довольно большие сложности, возникавшие и продолжающие проявляться при формировании партнерских отношений, они крайне необходимы и полезны. России следует предпринять максимум усилий для того, чтобы, во-первых, наполнить уже продекларированные с США, Китаем, Японией и другими странами отношения партнерства реальным содержанием. А, во-вторых, ? достичь нового уровня ее партнерских отношений как с названными странами и такими международными организациями, как Евросоюз, с которым начинаются переговоры о новом договоре о партнерстве, так и с Индией, Вьетнамом, Ираном, Швецией, Финляндией, Грецией, Францией, Германией, Италией и другими странами.

Всеобъемлющее партнерство с акцентацией на интересы создания системы евразийской безопасности, сотрудничества и развития открывает дорогу идее проведения Российской Федерацией не "прозападной" и не "провосточной", а единой евразийской внешней политики, которая будет нацелена не на сколачивание узкой военно-блоковой структуры, а на широкое доверительное партнерство в области безопасности и развития. Само функционирование Евразийской системы безопасности, сотрудничества и развития может стать эффективным, лишь если оно будет построено на принципе стратегического партнерства.

Но, как показала практика последних 10 ? 15 лет, "партнерство" как термин и как форма сотрудничества еще не устоялось в международной практике (стратегическое, прагматическое, созидательное, конструктивное, доверительное, долгосрочное и т.п.). Между тем, за основу может быть взята следующая дефиниция, предложенная в словаре основных понятий и терминов в области геополитики и национальной безопасности: "Партнерство ? вид взаимоотношений между различными субъектами, заключающийся в выработке единой позиции по тем или иным вопросам, организации совместных действий, как долгосрочных, основанных на совпадении по ряду важнейших моментов политических программ, выражающих интересы этих субъектов, так и краткосрочных, обусловленных текущим моментом. Спецификой партнерства является сохранение каждым из партнеров относительной самостоятельности в основных аспектах его деятельности" .

Стратегическое партнерство, в отличие от военно-блокового взаимодействия, выражающегося в поиске вероятного противника и планировании совместной военной деятельности против него, заключается, на наш взгляд, в поиске партнеров для решения общих задач безопасности, сотрудничества и развития. Поэтому партнерство не несет военной угрозы другим странам. Его задача ? поиск альтернатив военно-силовым методам решения комплексных проблем в отношениях между государствами.

Реализация этого положения может дать формированию системы отношений между государствами Евразии на основе партнерства положительный импульс. Кстати, на саммите в Ташкенте в 2004 г. ШОС выступила с инициативой создания партнерской сети многосторонних объединений, действующих в АТР, и это находит позитивный отклик.

Конечно, возможны предложения и других конструктивных путей и мер постепенного формирования ЕАСБСР, однако в них не должно быть места военно-силовым составляющим, так как они, в движении к устойчивому миру и безопасности на евразийском пространстве, похоже, исчерпываются. Именно из этого призваны исходить все субъекты международной безопасности в Евразии, ибо иначе, как свидетельствует опыт кануна Второй мировой войны, мирный процесс может потерпеть неудачу. Война преподнесла всем народам и государствам дорого оплаченный урок: национальная безопасность не может быть обеспечена вне коллективной, точнее ? международной (внеблоковой) системы безопасности. И если человечество желает не на словах, а на деле не допустить повторения подобных кровавых событий, оно должно найти в себе силы и мудрость для создания всеобъемлющей эффективно действующей системы безопасности, сотрудничества и развития, основанной не только на доброй воле, но и на надежных правовых и организационных началах. Причем к Евразийской системе безопасности, сотрудничества и развития, которая призвана стать гарантом глобальной системы комплексной безопасности, это относится самым непосредственным образом. ЕАСБСР могла бы принять на себя претворение идей и функций ООН в Евразии. Аналогичные системы могли бы быть созданы и на других раздираемых межгосударственными, межнациональными и межконфессиональными проблемами континентов (Африки, Америки), коллективно усилив потенциал ООН.

Итак, главным долгосрочным внешнеполитическим приоритетом России, на наш взгляд, должна стать обновленная, безопасная, развивающаяся Евразия. Но на пути к этому много сложностей и препятствий, преодолеть которые они могут лишь путем проведения спокойной, последовательной и конструктивной работы со всеми своими соседями и партнерами, как ближними, так и дальними, с учетом естественных приоритетов. Что касается России, то здесь тоже можно выделить своего рода приоритеты: страны ЕврАзЭС; государства СНГ; члены ШОС; другие непосредственные соседи ? прибалтийские республики, Япония, Монголия, а также оба корейских государства с учетом перспективы их возможного объединения; европейские страны-члены бывшего СЭВ плюс Индия и Иран; страны Европейского Союза и АСЕАН.

Все это, конечно, очень не просто. Опыт Лиги Наций и ООН (которые были созданы как организации коллективной безопасности) показывает, насколько сложно протекают международные процессы, как трудно добиться взаимопонимания и согласия между уникальными по своей природе и историческому развитию членами мирового сообщества даже по основным ценностям, присущим, казалось бы, каждому из них в отдельности: стремлению жить в мире и процветании. Поэтому и сотрудничество в рамках СНГ идет сложно, и даже славянские Россия, Украина и Белоруссия с их многовековой исторической, языковой и культурной общностью не всегда и не во всем ладят. Между тем тенденция объединений государств нарастает. Примером тому служат Северная Америка с ее зоной НАФТА, Европа, страны АСЕАН, а в последние годы и Африка. Поэтому хочется верить, что возобладает она и на постсоветском пространстве, но уже на новой основе.

Очевидно, что назрела и насущная необходимость поиска идей и механизмов, которые позволили бы народам самого густонаселенного континента планеты ? Евразии ? объединить свои усилия в достижении этих целей. Найти же такие идеи и механизмы, как представляется, можно лишь на путях диалога и активного широкого межнационального обмена мнениями, инициировать которые в состоянии неформальные организации, лидеры общественных движений и ученые, а осуществить обязаны органы государственного руководства и наднациональные структуры.

Созрели жизненная необходимость и предпосылки объединения усилий действующих пока разобщенно на материке Евразия сообществ и систем коллективной безопасности, в первую очередь Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ) и Асеановского регионального форума (АРФ), тем более, что многие члены европейской системы безопасности, включая Россию, в последние годы активно сотрудничают в АРФ. Отсюда в самом общем виде формула евразийской безопасности, на наш взгляд, могла бы выглядеть следующим образом: ОБСЕ + СНГ + ШОС + АРФ + АЗЕМ + ? = ЕАСБСР.

В рамках этой формулы должны взаимодействовать и дополнять друг друга межгосударственные экономические объединения, такие как ЕС, ЕврАзЭС и АСЕАН, военно-политические структуры типа Западно-Европейского союза (ЗЕС), приобретающей все больший политический и военный вес Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) на обширном постсоветском пространстве, демилитаризованной и сохраненной лишь с функциями международной миротворческой полицейской организации ? НАТО, действующей исключительно на основе мандатов ЕАСБСР или ООН (вот тогда-то и можно было бы приветствовать расширение ее состава), комплексные по задачам и открытые для новых участников международные образования типа Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), система двусторонних договоров безопасности между США, Китаем, Россией и рядом расположенных в АТР стран, а также Пятистороннее соглашение (наследие блока АНЗЮК) в составе Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Малайзии и Сингапура и другие формирования.

Уникальную роль в трансъевразийских процессах при определенных условиях может сыграть Форум АЗЕМ ? принятая в 1996 г. в Бангкоке форма диалога в нынешнем составе 13 стран Азии* и 25 участников (не считая Еврокомиссию, также являющуюся активным участником АЗЕМ) от Европы**. Это ? наиболее полный по составу и наименее политизированный по сравнению со всеми другими международными организациями Евразии (а их насчитывается более 20, что не способствует выработке целостной стратегии в области безопасности и развития континента) форум. На нем один раз в два года (шестая по счету встреча состоялась в сентябре 2006 г. в столице Финляндии Хельсинки под девизом "Глобальные вызовы, совместные ответы") обсуждается широкий круг экономических, политических и межцивилизационных проблем, включая борьбу с терроризмом и организованной преступностью, энергетическую безопасность, пути обеспечения устойчивого развития.

Россия не приглашена в АЗЕМ, что объясняется тем, что она не является членом ЕС и не идентифицирует себя как сугубо азиатскую страну. Вместе с тем, очевидно, что целый ряд сложных региональных проблем, в их числе перспективы разрешения кризисов на Ближнем Востоке и Корейском полуострове, вокруг Ирака и Ирана, на Балканах и Кавказе, обсуждаемых на Форуме АЗЕМ, не может быть эффективно решен без учета российских интересов и непосредственного участия Москвы. Неслучайно, единственным документом, принятым на встрече АЗЕМ стала с трудом согласованная Декларация о борьбе против глобального изменения климата, что в принципе повторяет Киотский протокол. Создается впечатление, что участники диалога ощущают от этого определенное неудобство. Пока, образно говоря, в формуле "диалог Азия ? Европа" знак " ? " играет скорее роль разделяющего барьера, через который стороны с трудом пытаются общаться друг с другом, не решаясь разрушить это препятствие или хотя бы перекинуть через него мост. Тем не менее, на сентябрьском форуме заявка России о вступлении в АЗЕМ по-прежнему осталась без удовлетворения, несмотря на то, что решение о приеме других новых пяти членов (Болгария, Румыния, Индия, Пакистан и Монголия) состоялось.

Между тем, роль такого межцивилизационного моста, заинтересованного коммуникатора и партнера, а в перспективе, возможно, и модератора новых направлений совместной деятельности могла бы сыграть именно Россия. Ее положение как одновременно европейской и азиатской (евразийской) державы и активного участника ряда международных организаций на территории (преимущественно в срединной полосе) Евразии способно в случае присоединения к АЗЕМ оживить диалог двух субконтинентов, сделать его более оперативным (проводить не раз в два года, а ежегодно), расширить повестку дня, превратить форум в самую мощную и, может быть, центральную общеевразийскую международную организацию безопасности, сотрудничества и развития, способную превратиться в подлинно трансъевразийскую, объединяющую все страны Евразии.

Более тщательной подготовке очередных саммитов способствовало бы учреждение постоянного рабочего органа Форума (а не так называемый "виртуальный секретариат", учрежденный в сентябре 2006 г., которым и мог бы стать Евразийский совет по безопасности, сотрудничеству и развитию (ЕАСБСР), о котором шла речь выше. Россия же могла бы выступать в роли посредника в разрешении деликатных проблем взаимоотношений Азии и Европы, предложить постоянное место для штаб-квартиры ЕАСБСР в удобном месте в центре Евразии (например, в бурно развивающемся Екатеринбурге). Однако для реализации этой идеи искусственно создано препятствие, опирающееся на предназначение АЗЕМ ? диалог между Азией и Европой. Исходя из этого, России для участия в нем предлагается либо вступить в ЕС, либо влиться в ряды азиатов. Первое, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, не предвидится, а второе противоречит статусу России как евразийской державы, территориально расположенной и имеющей жизненные интересы и в Азии, и в Европе. К тому же имеется подобный прецедент, когда страна, в своей основе африканская, но имеющая географически полоску территории в Азии (Египет) вступила в состоящую из 16 государств чисто азиатскую организацию ? Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). И никто не стал спрашивать Египет, идентифицирует ли он себя азиатской страной?

На наш взгляд, дело, возможно, заключается в отсутствия четко заявленной по этому вопросу позиции России (в нашем МИДе, кстати, до сих пор, несмотря на неоднократно выдвигавшиеся предложения, в т.ч. автором этих строк, нет органа или хотя бы чиновника высокого ранга, непосредственно отвечающего за формирование общеевразийской политики государства), в вялости отстаивания ее особых интересов на всем евразийском пространстве и недостаточной активности в вопросе присоединения к Форуму АЗЕМ. Ведь в качестве варианта, наверное, можно было бы инициировать выход с предложением о приглашении России в АЗЕМ со стороны дружественных стран (Китая, Вьетнама, Германии, Франции и др.).

Следовало бы проработать и вариант вхождения России в АЗЕМ вместе с другими странами-участницами ЕврАзЭС, что обеспечило бы создание практически единой цепочки государств на всем протяжении Евразии.

Между тем, в настоящее время в России сложились благоприятные условия для подкрепления идеи и практических шагов по формированию ЕАСБСР в качестве одного из жизненно важных национальных проектов финансовыми ресурсами за счет средств быстро растущего Стабилизационного фонда (в 2005 г. профицит федерального бюджета составил 1 трлн 612,9 млрд руб. /8 % от ВВП в 2007 г./, а размер Стабфонда превысил 50 млрд долл.; перспективы роста этих показателей также впечатляют). Такое вложение средств способно дать стране ощутимые политические и экономические дивиденды за счет очевидно предсказуемой экономии средств на силовые методы обеспечения безопасности.

В любом случае, активное участие России в реализации концепции системы комплексного обеспечения безопасности и развития в Евразии ? обязательное условие эффективности предлагаемой формулы. При этом основополагающим принципом международной составляющей российской политики национальной безопасности мог бы стать принцип добрососедства (соседей не выбирают) и сотрудничества, а в качестве главной задачи на достаточно длительный период времени ? создание вокруг России своеобразного "пояса безопасности", начало создания которого было положено инициативой "шанхайской пятерки".

В основу функционирования создаваемой комплексной геополитической системы безопасности (национально-государственной, региональной и глобальной) могли бы быть положены универсальные принципы международных отношений: совместное поддержание военно-стратегической стабильности в мире; отказ от рассмотрения друг друга в качестве потенциальных противников; установление между странами отношений партнерства; совместные шаги в области сокращения арсеналов вооружений; воспрещение распространения оружия массового поражения; мирное разрешение региональных конфликтов; совместная борьба с терроризмом и международной преступностью; содействие свободе торговли, инвестициям, экономическому сотрудничеству; уважение национальных границ и мирных изменений на Земном шаре; стремление к объединению государств на основе нового союза партнеров, выступающих против общих опасностей, угрожающих миру.

Названные принципы вполне могли бы реально воплотиться в адекватных двусторонних и многосторонних политических договорах и обязательствах сторон ? России, других стран Евразии, международных организаций, таких как СНГ, НАТО, ОБСЕ, ЕС, ЗЕС, АСЕАН, АТЭС и, конечно, ШОС, обеспечивая тем самым эффективную реализацию единой (приемлемой) для всех стран концепции безопасности, сотрудничества и развития.

Естественно, что не все страны-участницы ШОС обладают одинаковой способностью влиять на события в Евразии, но вклад каждой из них может быть уникальным и весомым. Каждая из них, участвуя в разнообразных международных объединениях, приобрела бесценный опыт конструктивного решения сложнейших и, порой, крайне острых межгосударственных, межнациональных и внутренних проблем на основе доверительного сотрудничества с партнерами в интересах всеобщей безопасности и соразвития.

Россия и другие страны Евразии способны общими усилиями осуществить прорыв в решении проблемы создания достаточно прочной и всеобъемлющей системы международной безопасности, предполагающей мирное и спокойное сосуществование отдельных стран и народов, гармоничное развитие каждой личности.

Завершая рассмотрение данной темы, следует еще раз подчеркнуть, что процесс создания эффективной системы международной безопасности ? дело непростое и нескорое, требующее приложения доброй воли и интеллектуальных усилий многих людей. Но он назрел, и в сегодняшней международной ситуации, характеризующейся обилием угроз вооруженных конфликтов и других вызовов цивилизации, жизненно необходим. В связи с этим появилась объективная потребность объединения усилий прогрессивных сил в России, в странах СНГ и в рамках международного сообщества в интересах разработки концепций, программ и реализации политики комплексного обеспечения безопасности на национальных, региональных и глобальном уровнях, гарантиями жизнеспособности которых стали бы сравнимость, совместимость, а в последующем и универсальность подходов к проблемам безопасности и развития. Это ? самый экономичный и цивилизованный способ обеспечить выживание человечества в XXI веке.

* Китай, Япония, Республика Корея и 10 стран-членов АСЕАН (в первом составе 7 стран ? Индонезия, Сингапур, Филиппины, Малайзия, Таиланд, Бруней и Вьетнам), не представляющие, однако, формально эту организацию. ** Среди них все 15 стран-членов ЕС на день учреждения Форума АЗЕМ ? Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция.

Список литературы

Литературная газета. 2006. 21-27 июня.
Дипломат. 2006. ? 6. С. 7; Независимая газета. 2006. 31 мая.
Независимая газета-дипломатия. 2006. 26 июня.
Известия. 2006. 28 апреля. .
Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы / Рук. проекта М.Л. Титаренко. М.: ИДВ РАН, 2005. С. 96-97.
Чжан Дэгуан. Приумножать успехи, стремиться к новым высотам // Дипломат. 2006. ? 6. С. 3; Независимая газета ? дипломатия. 2006. 26 июня; Независимая газета. 2006. 16 мая; Независимое военное обозрение. 2006. 14-20 апреля
Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы. С. 96; Чжан Дэгуан. Приумножать успехи, стремиться к новым высотам // Дипломат. 2006. ? 6. С. 2.
Литературная газета. 2006. 30 августа-5 сентября.
Независимая газета. 2006. 30 мая.
Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы. С. 162.
Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы. С. 164; Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай?Россия ? 2050: стратегия соразвития. М.: ИЭС РАН, 2006. С. 538.
Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы. С. 165.
Цит. по: Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай?Россия ? 2050: стратегия соразвития. С. 527.
Там же.
Там же. С. 564.
Там же. С. 527.
Шаймиев М. Судьбы демократии в России // Независимая газета. 2006. 15 сентября.
Рогов С.М. Американские уроки для России. Политическая система США сохраняет свою стабильность // Независимая газета. 1998. 13 ноября.
Независимая газета. 2006. 8 сентября
Независимая газета. 1998. 2 декабря.
Геополитика и национальная безопасность: Словарь основных понятий и определений. / Под ред. В.Л. Манилова. М., 1998. С.132.
Дипломат. 2006. ? 6. С. 5.

  • Добавить комментарий
  • Распечатать

Оставить комментарий

*
*
*
 

Ранее по теме

Мир и стабильность в Евразии – одна из ключевых задач ШОС
26.11.2020 08:23
ШОС подает пример в борьбе с пандемией
19.11.2020 22:30
Юбилейный саммит ШОС пройдет в городе Душанбе в сентябре 2021 года
19.11.2020 15:38
ШОС: новые ответы на новые вызовы
19.11.2020 08:40
ТАСС: ШОС является пространством толерантности
17.11.2020 18:33
Страны ШОС намерены укреплять внешнеполитическую координацию в рамках ООН
11.11.2020 13:52
Казахстан выступил за скорейшее создание Центра информационной безопасности ШОС
11.11.2020 13:21
ООН готова работать с ШОС и делиться наработками для восстановления от пандемии
10.11.2020 18:42
Путин: Московская декларация ШОС содержит консолидированные оценки обстановки в мире
10.11.2020 17:17
Киргизия предложила создать в ШОС механизм борьбы с экономическими преступлениями
10.11.2020 16:56

Комментарии(2)

07.11.14 14:09

В.А.Гайкин, к.и.н.
Ст. н.с. Институт истории, археологии и этнографии
народов Дальнего Востока ДВОРАН
Российская федерация г. Владивосток

РОССИЯ В ЕВРАЗИИ ПОСЛЕ «УКРАИНСКИХ СОБЫТИЙ»
В новой геополитической обстановке («уход» Украины в ЕЭС) вопрос о расши-рении Евразийского союза на Восток становится актуальным. Тихоокеанская Россия может стать «стыковочным узлом» экономической кооперации Евразийского союза с Японией и Кореей.
Ключевые слова: геополитика, Евразийский союз, Россия, Япония, Корея, Ти-хоокеанская Россия, глобализация, стыковочный узел.
In the new geopolitical setting ("departure" of Ukraine in the EU) the question of the expansion of the Eurasian Union to the East becomes relevant. The Russian Far East could become a "docking station" the Eurasian Union of economic cooperation with Japan and Korea.
Keywords: geopolitics, Eurasian Union, Russia, Japan, Korea, Pacific Russia, glob-alisation, the docking station.

Создание евразийского экономического союза не «каприз кремлёвской верхушки», а закономерный (промежуточный) итог мирового исторического процесса. В этой программе трансформации евразийского политического про-странства, реинтеграции на пространстве бывшего СССР Тихоокеанской России будет отведена важная роль интегративной подсистемы, обеспечивающей экономическую кооперацию с Корейскими государствами и Японией. Договор о мире с Японией в ближайшие десятилетия подписан не будет. Ситуация, уси-лиями обеих сторон, превратилась в тупиковую (патовую). Правящие круги Японии, поощрённые предложением Н.С. Хрущёва о передаче ей двух остро-вов, зашли в своих требованиях так далеко, что остановиться и отказаться от своих притязаний без «потери лица» уже не в состоянии. «Сохранить лицо» для японцев воспитанных на самурайской этике поведения не просто фигура речи, а один из главных постулатов в отношениях с окружающим миром.
Для России возврат, полученных в результате победы над Японией «север-ных территорией», равнозначен, во первых, признанию того, что в советско-японской войне осенью 1945 г. не было победителей; и во вторых, «потере ли-ца» в глазах японцев.
Жизнь богаче шахматных ситуаций и всё вышесказанное не означает, что отсутствие мирного договора (как бы патовая ситуация) будет мешать двум государствам активно развивать отношения и экономическое сотрудничество. 90 лет назад закончила своё политическое существование Дальневосточная республика, образованная правительством РСФСР для предупреждения столк-новения коммунистической России и капиталистической агрессивной Японии. Более двух лет Тихоокеанская Россия успешно выполняла роль буфера между двумя сопредельными государствами. История (по Марксу) повторяется и сего-дня эта территория (с точностью до наоборот) может сыграть роль стыковоч-ного узла в процессе экономической кооперации с Японией и Корейскими гос-ударствами. Япония инвестируя в дальневосточные территории России, созда-вая здесь промышленные производства как бы сохранит лицо, развивая отно-шения не с далёкой Москвой а с соседними территориями (Тихоокеанской Рос-сией). Практическими «рычагами» интеграции двух экономик будут строитель-ство моста мыс Погиби - остров Сахалин, сооружение подземного туннеля между Сахалином и Хоккайдо и соединение Транссиба с японскими железными дорогами.
Аналогичная программа в отношении Корейских государств уже перешла в плоскость практической реализации, . 16 июля 2008 г. создано cовместное российско – северокорейское предприятие “РасонКонТранс” с участием тор-гового дома Российские железные дороги и порта Раджин для реализации проекта “Хасан-Раджин”. СП зарегистрировано в КНДР, в особой экономической зоне “Расон”, на срок 49 лет. Российская сторона владеет 70-процентной долей в СП, северокорейская - 30%. Согласно достигнутым договоренностям, российская сторона вносит инвестиции, северокорейская сторона – имущественные права на порт (3-й причал и прилегающая территория). Транссиб и северокорейские ж.д. состыкованы, новая магистраль доведена до порта Раджин. В перспективе – транскорейская и трансевразийская магистрали.
«Флёр» известной автономии российского Дальнего Востока мог бы под-держиваться деятельностью автономной некоммерческой организацией с большим объемом капитала (АНО), проект создания которой на «далёкой окра-ине» страны обсуждался в правительстве. По словам министра экономического развития Андрея Белоусова: "Очень важно там создать единого оператора, который мог бы управлять большими объемами финансовых ресурсов. С нашей точки зрения, это должна быть крупная структура, скорее всего автономная не-коммерческая организация, которая может такие проекты реализовывать. [1]
Тем не менее, окончательного решения о создании на Дальнем Востоке достаточно самостоятельной многопрофильной структуры, «управляющей» ти-хоокеанскими территориями России пока не принято. Возможно, призрак се-паратизма заставляет власть осторожничать. В последнее время в правитель-ственных кругах появилась новая концепция «территорий опережающего раз-вития» (на Дальнем Востоке). По словам главы Минвостокразвития Александра Галушка: «Иностранные инвесторы не рвутся на Дальний Восток. Нужно карди-нально изменить эту ситуацию, выстраивать с ними новые отношения. Мы про-вели уже несколько десятков встреч, в ходе которых компании Mitsubishi, Mitsui, Daewoo, LG, Sаmsung и другие заинтересовались созданием ТОРов в регионе. Они положительно оценивают создание территорий опережающего развития и ждут принятия закона, а также конкретных площадок»[2]. В декабре 2014г. полпред президента в ДФО Юрий Трутнев планирует поездку по странам зарубежного Дальнего Востока для переговоров с потенциальными инвесторами с целью привлечения капиталов и технологий.
Экономики России и Японии взаимодополняемы. Ограниченность природ-ных ресурсов, островное положение страны, отсутствие союзников на границах неизбежно приведёт прагматично мыслящую правящую страту Японии к пони-манию необходимости экономической кооперации с Россией.
В Токио в феврале 2014 г. прошла масштабная конференция, посвященная созданию энергомоста «Россия – Япония» (Сахалин – Хоккайдо). По дну океана проложат несколько кабелей, по которым российское электричество будет по-ставляться в Японию. Строительство энергомоста Сахалин - Хоккайдо можно смело назвать прорывом России на японский рынок: речь идет о поставках электроэнергии, стоимость которых исчисляется миллиардами долларов. Под-писание Протокола о разработке проекта состоялось во время недавнего визита в Японию Президента России Владимира Путина. Место расположения новой ГРЭС на Сахалине уже определено. Начало строительства намечено на середи-ну 2014 года, ввод в эксплуатацию — на 2016-й. «В результате аварии на АЭС три года назад Япония оказалась не в состоянии полагаться на атомную энер-гию. Мы сейчас пытаемся найти пути выхода к новым природным энергетиче-ским источникам. Для Японии — как для бизнеса, так и для простых граждан — особенно выгодными представляются проекты, которые бы компенсировали нехватку энергии, позволив поставлять ее по электросетям из-за рубежа», — констатировал председатель Общества «Россия-Япония», бывший премьер-министр Японии Юкио Хатояма [3]
Если попытаться «прочитать» матрицу исторического процесса с помощью гегелевского закона «отрицание отрицания», то выделяются три исторических этапа (гегелевская триада): первобытное общество, классовое общество, пост-индустриальное общество. Как известно, по Гегелю, третий член «триады» по-вторяет первый (спираль развития), но на качественно новом уровне. Тот же Гегель считал, что история человечества это поэтапное развитие свободы инди-видуума. Согласно непопулярному сегодня К.Марксу «Царство свободы начи-нается в действительности лишь там, где прекращается работа диктуемая нуж-дой и внешней целесообразностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно материального производства».[4] Таким образом, достижение царства свободы (по Гегелю), как лейтмотив развития че-ловечества, реализуется только после выхода человека из сферы материального производства (по К.Марксу).
Первобытное общество, охота и собирательство (зависимость от природы) – тезис, переход к регулярному труду (зависимость от материального производ-ства) – антитезис. Развитие материального производства эволюционно приво-дит к освобождению от всякой зависимости (постиндустриальное общество) – синтез. Однако «синтез» (постиндустриальное общество), как повторение на высшем уровне «тезиса» (первобытное общество) будет означать и перенесение в постиндустриальное общество доминантного конфликта первобытного обще-ства, коим была межрасовая конфронтация Расовая война станет самым страшным конфликтом в истории, главной и единственной её целью будет пол-ное уничтожение всего населения расы-антагониста.
Дать точный футуропрогноз с указанием даты реализации того или иного события нереально. Аксиомой стал тезис о том, что научно-технический про-гресс идёт по экспоненте (с возрастающей скоростью). Попробуем вывести «ал-горитм» ускорения: От каменного топора до начала использования металличе-ских орудий труда прошли десятки тысяч лет; путь от металлического топора до применения станков человечество прошло в десять раз быстрее – за несколь-ко тысяч лет. На порядок меньший временной отрезок понадобился чтобы изобрести компьютер - несколько сот лет. Экстраполируя эту тенденцию в бу-дущее, можно предположить, что для завершения компьютерной революции, комплексной роботизации производства (и выхода из него человека) будет до-статочно нескольких десятилетий (по максимуму столетие).
Наш прогноз-концепция о возможности возникновения в конце 21 века расовой войны получил неожиданное подтверждение. В 2003г. была найдена ранее неизвестная 2-х томная рукопись И. Ньютона. (Это событие освещалось в прессе и по ТВ [5]). Её содержание составляют математические вычисления, которые базируются на астрологической информации, библейских сюжетах, Книге пророка Даниила. Согласно гипотезе великого учёного, между восста-новлением Священной Римской Империи Карлом Великим – коронация кото-рого состоялась в рождественскую ночь 800 года – и концом света должны пройти 1260 лет. Главный вывод рукописи состоит в том, что апокалипсис сле-дует ожидать в 2060 г. Расовая война не неизбежна. Альтернативный (само-уничтожению) путь состоит в том, что Россия, расколов монголоидное сооб-щество и создав «Евразийский союз» (Россия, Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Монголия, Корея, Япония), станет третьим (разнорасовым) силовым центром Евразии, снижающим до минимума расовое напряжение между монголоидным (Китай) и европеоидным (Европейский союз) полюсами планеты).
Концепция Евразийского союза появилась почти одновременно (начало 90-х гг.) с проектом «Туманган» в качестве его антипода. Если «Туманган» (и Евразийский транспортный коридор в обход России) это изоляция России, дезорганизация евразийского пространства, его геополитическая трансформация в угоду геостратегическим интересам Китая, то Евразийский союз – разно-расовое сообщество, символизирующее будущее единство Евразии, а в послед-ствии и мира. Связанные общим экономическим интересом государства-члены Евразийского союза формируют новый мощный полюс глобализирующегося мира, в качестве промежуточного этапа на пути к унипланетному сообществу.
По мнению вице-премьер Киргызстана Джоомарт Оторбаева, большинство стран Центральной Азии, не имея выхода в мировой океан, больше других заинтересованы в развитии Евразийской инициативы. Выступая в качестве ос-новного спикера на конференции высокого уровня «Глобальное сотрудничество в эру Евразии» прошедшей 18 октября 2013 г. в Сеуле ,он предложил Японии и Корее вступить в Таможенный союз: «Грядет эра Евразии, перед континентом стоят важные цели. Этих целей можно достичь только, если страны Евразии смогут поэтапно избавиться от барьеров, которые по разным причинам нам мешают. Открыть границы, расширять рынки, развивать сотрудничество на национальном, региональном и глобальном уровнях – это тот путь, который должны избрать страны континента, чтобы добиться успехов». [6] Президент Южной Кореи Пак Кын Хе на той же конференции предложила похожую «Евразийскую инициативу» для создания «Одного континента» - «Мирного континента». Смысл «Эпохи Евразии», по мнению Пак Кын Хе заключается в объединении Дальнего Востока, начиная с Республики Корея, России, Цен-тральной Азии, в формировании более благоприятной инфраструктуры и сво-бодной торговли между евразийскими странами для построения большого еди-ного рынка, соперничающего с Европейским союзом.
Аналогичный футуропрогноз предлагает Путин в своей программной ста-тье, в газете Известия. Её квинтессенция - в следующем абзаце: «Создание Евразийского союза, эффективная интеграция – это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XX1 века. Мы предла-гаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».[7]
Литература
1. Вместо госкорпорации на дальнем Востоке может появиться АНО –Владивосток, 4 марта, PrimaMedia.
2. Территории опережающего развития (ТОРы) на Дальнем Востоке...
trud-ost.ru›?p=284742
3. В Токио обсудили создание энергомоста Сахалин ...news.mail.ru/video/165564/4. Маркс К., Эн-гельс Ф. Соч. Т. 25. – М. 1970. с. 386, 387.
5. Комсомольская правда. 19.06.2007.
6. Южная Корея и Япония могут вступить в Таможенный союз - Nur.kz
finance.nur.kz/news/macroeconomics/286925.html‎ 7. Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее которое рождается сегодня / / Известия. 2011. №184.









Рис. 1 План соединения Транссиба и железных дорог Японии



Рис. 2 Стыковка Транссиба и Северо-корейских железных дорог







07.11.14 14:06


Фамилия Гайкин
Имя Виктор
Отчество Алексеевич
Место работы Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВОРАН
Должность Ст. н.с.
Ученая степень, звание Канд. истор. наук, ст.н.с.
Адрес Владивосток 690001 Светланская 133-62
Телефон для связи 89024844870

Е-mail Unara49@mail.ru


Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.