Портал создан при финансовой поддержке

Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Российской Федерации

Сделать стартовойНаписать письмоДобавить в закладкиГлавная
 
Поэт в Китае - вовсе не поэт
Участники:
02:28Астана
02:28Бишкек
01:58Дели
04:28Пекин
00:28Москва
01:28Исламабад
01:28Душанбе
01:28Ташкент
Наблюдатели:
00:58Тегеран
23:28Минск
04:28Улан-Батор
00:58Кабул
Партнеры по диалогу:
00:58Ереван
01:58Катманду
01:28Баку
23:28Анкара
03:28Пномпень
01:58Шри-Джаяварденепура-Котте

Рубль/Валюты ШОС

 
 
Страна Код Валюта Ном. Курс
 
 

Официальный курс ЦБ России

Новости

17.11.2017 13:08
Перспективам сотрудничества в сфере кино на пространстве ШОС была посвящена встреча Р.Алимова и Чжан Хунсэня
17.11.2017 12:47
Реджеп Тайип Эрдоган обвинил США в финансовой поддержке ИГ в Сирии
17.11.2017 11:48
Страны ШОС придерживаются общей позиции по вопросу развития ВТО
17.11.2017 11:04
Узбекистан и Азербайджан договорились о сотрудничестве в военной сфере
17.11.2017 11:00
Путин и Атамбаев обсудят в Санкт-Петербурге результаты многолетнего сотрудничества
17.11.2017 10:38
"Вертолеты России" начали сертификацию "Ансата" в Китае. На очереди - Бразилия
17.11.2017 10:17
Генеральный секретарь ШОС встретился с Послом России в КНР
17.11.2017 09:54
В Пекине отметили Единый день выпускника вузов России и СССР
16.11.2017 13:29
Медведев: встреча глав правительств ШОС состоится в конце ноября - начале декабря
16.11.2017 13:26
«Лидеры XXI века» встретились в штаб-квартире ШОС
 
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
             
Секретариат ШОС Деловой совет ШОС Региональная Антитеррористическая Структура ШОС (РАТС ШОС) Межбанковское объединение ШОС
Военный разгром террористов в Сирии не означает уничтожение идеологии, побуждающей к терактам
06.09.2017 13:47
Военный разгром террористов в Сирии не означает уничтожение идеологии, побуждающей к терактам

Россия взаимодействует с партнерами по противодействию ИГИЛ и другим террористическим организациям на универсальном и региональном уровнях, а также в рамках двустороннего сотрудничества. Важнейшее значение придается универсальному: Москва исходит из необходимости совместной борьбы с террористическими угрозами, исходящими от ИГИЛ, при координирующей роли ООН и соблюдении норм международного права, считает Владислав Красинский, профессор Голицынского пограничного института ФСБ РФ

Почему некоторые вопросы сотрудничества остаются «замороженными»? Вашингтон предложил размежевать так называемую «умеренную оппозицию» от террористов. Однако неконструктивная позиция США привела к тому, что достигнутые в 2016 году российско-американские договоренности не выполняются.

США пытаются подменить понятие «противодействие терроризму» на словосочетание «противодействие насильственному экстремизму» информационно-пропагандистскими методами. В качестве основного источника террористических угроз Штаты предлагают рассматривать «авторитарные режимы» с их «тираническим правлением», что позволяет реализовывать сценарии «цветных» революций в целях дестабилизации неугодных политических режимов.

"К сожалению, у западных партнеров присутствуют попытки доминирования и двойные стандарты по отношению к российским инициативам посредством стремления к выстраиванию отношений через одностороннее получение выгоды и преимуществ», - пишет Красинский.

Он объясняет это так: российская сторона проводит регулярные двусторонние консультации с государствами-участниками СНГ, уделяет важное значение Киргизии, Узбекистану и Казахстану, где фиксируется активизация веробовочной деятельности и рост террористической активности ИГИЛ. Вашингтон также ведет переговоры с руководством Туркменистана и Узбекистана о возможном размещении американских военных баз, и готовит проект нового базового соглашения с Киргизией.

«Российские подходы основаны на необходимости последовательного наращивания давления на террористические структуры, действующие на территории Сирии и Ирака, а также обеспечении плотной координации антитеррористических усилий государств, заинтересованных в стабилизации Ближнего Востока и Северной Африки. Востребованным остается дальнейшее продвижение инициативы Президента Российской Федерации, озвученной в ГА ООН в 2015 г., о мирном сирийском урегулировании и формировании международной антитеррористической коалиции по борьбе с «Исламским государством», - продолжает Красинский.

По итогам январской встречи с.г. в Астане было принято заявление о мирном урегулировании сирийского кризиса от имени России, Турции и Ирана, в котором отражена решимость продолжить совместную борьбу с международным терроризмом, а также размежевать «умеренную оппозицию» от боевиков.

Подходы США и их союзников прозрачностью и последовательностью не отличаются. Предлог «борьбы с терроризмом» использовался для ограничения государственного суверенитета и свержения политических режимов в странах Большого Ближнего Востока силами «умеренных», но вооруженных оппозиционеров. Кроме этого, при посредничестве представителей стран Европы и Турции осуществлялась контрабанда сирийской нефти.

В 2014 году Вашингтон санкционировал проведение в регионе военной операции «Непоколебимая решимость», в ходе которой были нанесены удары с воздуха по Ираку, а затем и по Сирии. Тем не менее, создавая видимость противодействия терроризму, в Сирии были разбомблены объекты экономической инфраструктуры страны. Это было совершено в стремлении ослабить руководство Сирии в борьбе с радикальной оппозицией, повысить недовольство местного населения властями. Первые бомбардировки состоялись 22-23 сентября 2014 года, глава МИД Сирийской Арабской Республики Валид Муаллем заявил, что «подобные действия будут расцениваться агрессией», так как были совершены без согласия официального Дамаска.

К антитеррористической операции Штатов подключились более 40 государств. Она включает в себя три уровня содействия: участие в военной операции, финансовая или политическая поддержка. В Ираке для нанесения ударов по позициям «игиловцев» задействована боевая авиация США, Австралии, Бельгии, Великобритании, Дании, Нидерландов и Франции, а на территории Сирии – США, Бахрейна, Иордании, Катара, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Красинский относит к этой группировке и Иран: вооруженные силы Республики оказывают поддержку правительственным войскам Сирии и Ирака. На территории государства находятся подразделения Корпуса стражей исламской революции, иранские военные советники и специалисты, обучающие шиитские вооруженные формирования.

- Финансовую поддержку коалиции, а также материально-техническую и разведывательную оказывают Австрия, Албания, Венгрия, Израиль, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Кувейт, Люксембург, Новая Зеландия, Норвегия, Республика Корея, Словакия, Турция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония и Япония.

- О политической поддержке заявили власти Египта, Греции, Грузии, Исландии, Латвии, Ливана, Литвы, Македонии, Марокко, Молдавии, Омана, Польши, Португалии, Румынии, Сербии, Словении, Тайваня, Украины, Хорватии, Черногории и Финляндии.

Официально Вашингтон заявляет своей целью нанесение полного военного поражения террористам, но на практике силы коалиции пытаются вытеснить боевиков с территории Ирака в Сирию. Всего удалось уничтожить около 6 тысяч боевиков, несколько сотен единиц боевой техники и объекты инфраструктуры, в том числе нефтеперерабатывающей. В результате численность террористической группировки значительно не снизилась, а существенный урон материально-техническому обеспечению не нанесен.

«Таким образом, стратегия и тактика сил международной коалиции не соответствуют масштабу и характеру угроз, исходящих от международной террористической организации «ИГ», - приходит к выводу Красинский.

Российские ВКС начали антитеррористическую операцию в Сирии 30 сентября 2015 года. Авиация поддерживала сухопутное наступление сирийских правительственных войск, наносила удары по инфраструктуре террористов. Предполагалось, что сначала сирийская армия освободит территории, контролируемые боевиками «умеренной оппозиции», выйдет на границу с Турции, а затем начнет наступление на боевиков на Востоке и Юге Сирии. Затем планировалось проведение президентских и парламентских выборов, формирование коалиционного правительства.

Несмотря на значительный перевес численности ВС Сирии, властям приходится отвлекать около 50% личного состава вооруженных сил для охраны тыловых коммуникаций. При этом моральный дух бойцов ослаблен многолетней войной и значительными потерями. Благодаря поставкам иранского и российского вооружения и техники к началу авиаударов ВКС РФ официальному Дамаску удалось накопить резервы и перейти в наступление. Поспособствовали этому и несколько тысяч военнослужащих из Ирана, подконтрольного ему движения «Хезболла». Участие российских ВКС позволило сократить участие в рядах ИГИЛ российских граждан путем нанесения ударов по позициям отрядов, состоящих из жителей Северного Кавказа и Центральной Азии. Террористы потеряли около 5 тысяч человек, лишились производственных мощностей по изготовлению боеприпасов, понесли серьезные потери в технике и вооружении. Нарушилось материально-техническое обеспечение.

Действия ВС России и международной коалиции заставляют террористов менять тактику. Хотя и наносится значительный урон инфраструктуре и финансированию группировки, без наземных операций успеха достигнуть нельзя, считает Красинский. В то же время, решающим значением профессор называет не столько военные победы, сколько объединение усилий всех заинтересованных сторон по пресечению финансирования и информационно-идеологическому противодействию группировке террористов.

«Если военный разгром МТО «ИГ» станет реальностью, это еще не будет означать окончательной победы над этой организацией: ее боевики перейдут к диверсионно-партизанским методам ведения войны, а накопленный опыт, наличие финансовых, военных и людских ресурсов, мобильность их отрядов – в своей совокупности позволят «джихадистам» продолжать борьбу еще в течение длительного времени, и не только на территории Ближнего Востока», - пишет Красинский.

Политолог убежден, что «джихадизм» вместе с ИГИЛ «пропасть» не может – необходимо предложить «нечто более привлекательное и ценное», лишить террористическую организацию поддержки со стороны радикально настроенных мусульман.

«Минимизировать угрозы, исходящие от МТО «ИГ», можно лишь так, как это последовательно предлагает Россия - объединив усилия международного сообщества под эгидой ООН на общепризнанной международно-правовой основе. Основным вектором противодействия международному терроризму в лице «Исламского государства» видится сочетание практики силового подавления подконтрольных МТО «ИГ» незаконных вооруженных формирований с политикой дерадикализации населения и предупреждения террористических проявлений», - заключает он.

Правовая база

В Совете безопасности ООН российская сторона способствовала принятию резолюций, направленных на борьбу с терроризмом и его финансированием. Москва полагает, что основной противодействующей силой должна стать международная коалиция с мандатом ООН. Любые действия в отношении ИГИЛ и других схожих организаций должны осуществляться только с согласия государств, на которых проводятся антитеррористические операции.

Объединяет региональные, национальные и международные усилия Глобальная контртеррористическая концепция Генассамблеи ООН (резолюция 60/288 от 2006 года). В стратегию включены меры по устранению условий, способствующих распространения терроризма; по предотвращению и борьбе с терроризмом, укреплению роли системы ООН в этой области, а также верховенства права в качестве фундаментальной основы для борьбы с терроризмом.

В резолюции 2170 от августа 2014 года говорится о том, что ИГИЛ – филиал «Аль Каиды», она направлена на противодействие вербовочной деятельности террористов.

В следующей резолюции 2178 предусмотрены меры по недопущению радикализации, вербовки и мобилизации иностранных боевиков-террористов, пресечения ими национальных границ для планирования, подготовки или совершения терактов, прохождения обучения в лагерях боевиков, по пресечению финансовой помощи, о стратегии реабилитации и реинтеграции возвращающихся боевиков, привлечении к ответственности.

В резолюциях 2199 и 2253 от 2015 года устанавливается запрет на прямую и косвенную торговлю с ИГИЛ сирийской и иракской нефтью, нефтепродуктами, нефтеперегонными установками и смазочными материалами.

Резолюциями 2161 и 2253 от 2014 года в отношении ИГИЛ, «Аль-Каиды», подобных им и связанных с ними других террористических организаций введены санкции: заморозка активов, запрет на въезд или транзит, оружейное эмбарго.

Кроме этого, благодаря усилиям российской стороны в 2016 году на пленуме Группы разработки мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) в универсальные стандарты организации внесли нововведения, позволяющие ввести запрет на оказание любой материальной поддержки ИГИЛ. Информацию об источниках и каналах финансирования террористов стали рассматривать на всех пленарных заседаниях ФАТФ по инициативе РФ.

На региональном уровне стоит отметить работу Антитеррористического центра СНГ (АТЦ СНГ), Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), Региональной антитеррористической структуры ШОС (РАТС ШОС).

АТЦ СНГ несет ответственность за координацию спецслужб и правоохранительных органов государств-участников СНГ в рамках Программы по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом на 2017-2019 годы. В сентябре 2016 года вопросы противодействия ИГИЛ были отражены в Заявлении глав государств-участников СНГ.

ОДКБ взаимодействует с РАТС ШОС, контртеррористическим комитетом ООН и другими аналогичными структурами. В октябре 2016 года был утвержден единый список организаций, признанных в формате ОДКБ террористическими, утверждена Стратегия коллективной безопасности до 2025 года, создан Кризисный центр реагирования ОДКБ.

РАТС ШОС координирует компетентные органы государств-участников организации в борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. В апреле 2016 года по инициативе российской делегации утвержден Алгоритм совместных действий компетентных органов государств – членов ШОС по противодействию вызовам и угрозам, исходящим от ИГИЛ. Военный разгром террористов в Сирии не означает уничтожение идеологии, побуждающей к терактам

Россия взаимодействует с партнерами по противодействию ИГИЛ и другим террористическим организациям на универсальном и региональном уровнях, а также в рамках двустороннего сотрудничества. Важнейшее значение придается универсальному: Москва исходит из необходимости совместной борьбы с террористическими угрозами, исходящими от ИГИЛ, при координирующей роли ООН и соблюдении норм международного права, считает Владислав Красинский, профессор Голицынского пограничного института ФСБ РФ

Почему некоторые вопросы сотрудничества остаются «замороженными»? Вашингтон предложил размежевать так называемую «умеренную оппозицию» от террористов. Однако неконструктивная позиция США привела к тому, что достигнутые в 2016 году российско-американские договоренности не выполняются.

США пытаются подменить понятие «противодействие терроризму» на словосочетание «противодействие насильственному экстремизму» информационно-пропагандистскими методами. В качестве основного источника террористических угроз Штаты предлагают рассматривать «авторитарные режимы» с их «тираническим правлением», что позволяет реализовывать сценарии «цветных» революций в целях дестабилизации неугодных политических режимов.

"К сожалению, у западных партнеров присутствуют попытки доминирования и двойные стандарты по отношению к российским инициативам посредством стремления к выстраиванию отношений через одностороннее получение выгоды и преимуществ», - пишет Красинский.

Он объясняет это так: российская сторона проводит регулярные двусторонние консультации с государствами-участниками СНГ, уделяет важное значение Киргизии, Узбекистану и Казахстану, где фиксируется активизация веробовочной деятельности и рост террористической активности ИГИЛ. Вашингтон также ведет переговоры с руководством Туркменистана и Узбекистана о возможном размещении американских военных баз, и готовит проект нового базового соглашения с Киргизией.

«Российские подходы основаны на необходимости последовательного наращивания давления на террористические структуры, действующие на территории Сирии и Ирака, а также обеспечении плотной координации антитеррористических усилий государств, заинтересованных в стабилизации Ближнего Востока и Северной Африки. Востребованным остается дальнейшее продвижение инициативы Президента Российской Федерации, озвученной в ГА ООН в 2015 г., о мирном сирийском урегулировании и формировании международной антитеррористической коалиции по борьбе с «Исламским государством», - продолжает Красинский.

По итогам январской встречи с.г. в Астане было принято заявление о мирном урегулировании сирийского кризиса от имени России, Турции и Ирана, в котором отражена решимость продолжить совместную борьбу с международным терроризмом, а также размежевать «умеренную оппозицию» от боевиков.

Подходы США и их союзников прозрачностью и последовательностью не отличаются. Предлог «борьбы с терроризмом» использовался для ограничения государственного суверенитета и свержения политических режимов в странах Большого Ближнего Востока силами «умеренных», но вооруженных оппозиционеров. Кроме этого, при посредничестве представителей стран Европы и Турции осуществлялась контрабанда сирийской нефти.

В 2014 году Вашингтон санкционировал проведение в регионе военной операции «Непоколебимая решимость», в ходе которой были нанесены удары с воздуха по Ираку, а затем и по Сирии. Тем не менее, создавая видимость противодействия терроризму, в Сирии были разбомблены объекты экономической инфраструктуры страны. Это было совершено в стремлении ослабить руководство Сирии в борьбе с радикальной оппозицией, повысить недовольство местного населения властями. Первые бомбардировки состоялись 22-23 сентября 2014 года, глава МИД Сирийской Арабской Республики Валид Муаллем заявил, что «подобные действия будут расцениваться агрессией», так как были совершены без согласия официального Дамаска.

К антитеррористической операции Штатов подключились более 40 государств. Она включает в себя три уровня содействия: участие в военной операции, финансовая или политическая поддержка. В Ираке для нанесения ударов по позициям «игиловцев» задействована боевая авиация США, Австралии, Бельгии, Великобритании, Дании, Нидерландов и Франции, а на территории Сирии – США, Бахрейна, Иордании, Катара, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Красинский относит к этой группировке и Иран: вооруженные силы Республики оказывают поддержку правительственным войскам Сирии и Ирака. На территории государства находятся подразделения Корпуса стражей исламской революции, иранские военные советники и специалисты, обучающие шиитские вооруженные формирования.

- Финансовую поддержку коалиции, а также материально-техническую и разведывательную оказывают Австрия, Албания, Венгрия, Израиль, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Кувейт, Люксембург, Новая Зеландия, Норвегия, Республика Корея, Словакия, Турция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония и Япония.

- О политической поддержке заявили власти Египта, Греции, Грузии, Исландии, Латвии, Ливана, Литвы, Македонии, Марокко, Молдавии, Омана, Польши, Португалии, Румынии, Сербии, Словении, Тайваня, Украины, Хорватии, Черногории и Финляндии.

Официально Вашингтон заявляет своей целью нанесение полного военного поражения террористам, но на практике силы коалиции пытаются вытеснить боевиков с территории Ирака в Сирию. Всего удалось уничтожить около 6 тысяч боевиков, несколько сотен единиц боевой техники и объекты инфраструктуры, в том числе нефтеперерабатывающей. В результате численность террористической группировки значительно не снизилась, а существенный урон материально-техническому обеспечению не нанесен.

«Таким образом, стратегия и тактика сил международной коалиции не соответствуют масштабу и характеру угроз, исходящих от международной террористической организации «ИГ», - приходит к выводу Красинский.

Российские ВКС начали антитеррористическую операцию в Сирии 30 сентября 2015 года. Авиация поддерживала сухопутное наступление сирийских правительственных войск, наносила удары по инфраструктуре террористов. Предполагалось, что сначала сирийская армия освободит территории, контролируемые боевиками «умеренной оппозиции», выйдет на границу с Турции, а затем начнет наступление на боевиков на Востоке и Юге Сирии. Затем планировалось проведение президентских и парламентских выборов, формирование коалиционного правительства.

Несмотря на значительный перевес численности ВС Сирии, властям приходится отвлекать около 50% личного состава вооруженных сил для охраны тыловых коммуникаций. При этом моральный дух бойцов ослаблен многолетней войной и значительными потерями. Благодаря поставкам иранского и российского вооружения и техники к началу авиаударов ВКС РФ официальному Дамаску удалось накопить резервы и перейти в наступление. Поспособствовали этому и несколько тысяч военнослужащих из Ирана, подконтрольного ему движения «Хезболла». Участие российских ВКС позволило сократить участие в рядах ИГИЛ российских граждан путем нанесения ударов по позициям отрядов, состоящих из жителей Северного Кавказа и Центральной Азии. Террористы потеряли около 5 тысяч человек, лишились производственных мощностей по изготовлению боеприпасов, понесли серьезные потери в технике и вооружении. Нарушилось материально-техническое обеспечение.

Действия ВС России и международной коалиции заставляют террористов менять тактику. Хотя и наносится значительный урон инфраструктуре и финансированию группировки, без наземных операций успеха достигнуть нельзя, считает Красинский. В то же время, решающим значением профессор называет не столько военные победы, сколько объединение усилий всех заинтересованных сторон по пресечению финансирования и информационно-идеологическому противодействию группировке террористов.

«Если военный разгром МТО «ИГ» станет реальностью, это еще не будет означать окончательной победы над этой организацией: ее боевики перейдут к диверсионно-партизанским методам ведения войны, а накопленный опыт, наличие финансовых, военных и людских ресурсов, мобильность их отрядов – в своей совокупности позволят «джихадистам» продолжать борьбу еще в течение длительного времени, и не только на территории Ближнего Востока», - пишет Красинский.

Политолог убежден, что «джихадизм» вместе с ИГИЛ «пропасть» не может – необходимо предложить «нечто более привлекательное и ценное», лишить террористическую организацию поддержки со стороны радикально настроенных мусульман.

«Минимизировать угрозы, исходящие от МТО «ИГ», можно лишь так, как это последовательно предлагает Россия - объединив усилия международного сообщества под эгидой ООН на общепризнанной международно-правовой основе. Основным вектором противодействия международному терроризму в лице «Исламского государства» видится сочетание практики силового подавления подконтрольных МТО «ИГ» незаконных вооруженных формирований с политикой дерадикализации населения и предупреждения террористических проявлений», - заключает он.

Правовая база

В Совете безопасности ООН российская сторона способствовала принятию резолюций, направленных на борьбу с терроризмом и его финансированием. Москва полагает, что основной противодействующей силой должна стать международная коалиция с мандатом ООН. Любые действия в отношении ИГИЛ и других схожих организаций должны осуществляться только с согласия государств, на которых проводятся антитеррористические операции.

Объединяет региональные, национальные и международные усилия Глобальная контртеррористическая концепция Генассамблеи ООН (резолюция 60/288 от 2006 года). В стратегию включены меры по устранению условий, способствующих распространения терроризма; по предотвращению и борьбе с терроризмом, укреплению роли системы ООН в этой области, а также верховенства права в качестве фундаментальной основы для борьбы с терроризмом.

В резолюции 2170 от августа 2014 года говорится о том, что ИГИЛ – филиал «Аль Каиды», она направлена на противодействие вербовочной деятельности террористов.

В следующей резолюции 2178 предусмотрены меры по недопущению радикализации, вербовки и мобилизации иностранных боевиков-террористов, пресечения ими национальных границ для планирования, подготовки или совершения терактов, прохождения обучения в лагерях боевиков, по пресечению финансовой помощи, о стратегии реабилитации и реинтеграции возвращающихся боевиков, привлечении к ответственности.

В резолюциях 2199 и 2253 от 2015 года устанавливается запрет на прямую и косвенную торговлю с ИГИЛ сирийской и иракской нефтью, нефтепродуктами, нефтеперегонными установками и смазочными материалами.

Резолюциями 2161 и 2253 от 2014 года в отношении ИГИЛ, «Аль-Каиды», подобных им и связанных с ними других террористических организаций введены санкции: заморозка активов, запрет на въезд или транзит, оружейное эмбарго.

Кроме этого, благодаря усилиям российской стороны в 2016 году на пленуме Группы разработки мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) в универсальные стандарты организации внесли нововведения, позволяющие ввести запрет на оказание любой материальной поддержки ИГИЛ. Информацию об источниках и каналах финансирования террористов стали рассматривать на всех пленарных заседаниях ФАТФ по инициативе РФ.

На региональном уровне стоит отметить работу Антитеррористического центра СНГ (АТЦ СНГ), Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), Региональной антитеррористической структуры ШОС (РАТС ШОС).

АТЦ СНГ несет ответственность за координацию спецслужб и правоохранительных органов государств-участников СНГ в рамках Программы по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом на 2017-2019 годы. В сентябре 2016 года вопросы противодействия ИГИЛ были отражены в Заявлении глав государств-участников СНГ.

ОДКБ взаимодействует с РАТС ШОС, контртеррористическим комитетом ООН и другими аналогичными структурами. В октябре 2016 года был утвержден единый список организаций, признанных в формате ОДКБ террористическими, утверждена Стратегия коллективной безопасности до 2025 года, создан Кризисный центр реагирования ОДКБ.

РАТС ШОС координирует компетентные органы государств-участников организации в борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. В апреле 2016 года по инициативе российской делегации утвержден Алгоритм совместных действий компетентных органов государств – членов ШОС по противодействию вызовам и угрозам, исходящим от ИГИЛ.

  • Добавить комментарий
  • Распечатать

Оставить комментарий

*
*
*
 

Ранее по теме

Узбекистан и Азербайджан договорились о сотрудничестве в военной сфере
17.11.2017 11:04
Терроризм: угрозы для Центральной Азии
16.11.2017 14:05
В Таджикистане начался второй этап крупномасштабного совместного учения Коллективных сил ОДКБ
15.11.2017 15:58
Индийский спецназ пройдет обучение у Росгвардии
13.11.2017 13:41
РАТС ШОС: террористы возвращаются в спящие ячейки
03.11.2017 19:57
РАТС ШОС осудила теракт в Нью-Йорке
02.11.2017 15:26
Глава МИД Узбекистана провел встречу с заместителем Генсека ООН
01.11.2017 14:02
Боевики ИГ взяли на себя ответственность за теракт в Кабуле
01.11.2017 10:29
Теракт в Кабуле
31.10.2017 19:17
ШОС совершенствует способы борьбы с «главными угрозами»
31.10.2017 14:56

Комментарии(0)